petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Сыщики и карманники эпохи «дикого» рынка

152938

Владимир Мартиросов (второй справа)

О профессионале розыска полковнике полиции в отставке Владимире МАРТИРОСОВЕ наша газета рассказывала в материале «Охотник за карманниками». Тема сегодняшнего разговора — «рынок и… воровские отношения» 90-х годов. Многое из того, что рассказал сыщик, не потеряло актуальности и в наши дни.

С Владимиром Александровичем, тогда ещё майором милиции, мне впервые довелось познакомиться в те далёкие 90-е годы… на Рижском рынке. Руководство МВД России проводило на этом и других рынках столицы секретную операцию — «зачистку» карманников. Собрали на неё лучших сыскарей страны. Приказом свыше в группу Мартиросова снарядили для «освещения» и нашу группу — Телестудии МВД России. Скрытой камеры нам не дали, поэтому снимали громоздким «Betaсam», укрытым курткой. Владимир вскоре указал на объект: стройную женщину в лёгкой несмотря на мороз курточке и легинсах, которая вертлявой змейкой скользила меж торговых рядов. Но ни одного задержания мы в тот день так и не сняли…

— Владимир Александрович, предваряя этой историей нашу беседу, хотелось, чтобы вы привели пример «классического» задержания.

— Работали мы вчетвером. Приезжаем на машине, скажем, на станцию Щёлковскую. Вместе с оперативником Александром садимся вслед за вычисленным нами карманником в троллейбус, проезжаем две-три остановки, задерживаем его с кошельком. На следующей остановке передаём его ребятам в машину сопровождения. Там Анатолий надевает ему наручники. Жулика отвозят в ближайшее отделение милиции. Мы остаёмся вдвоём с Александром на остановке. И тут прямо на нас вываливается из троллейбуса ещё один карманник с кошельком. Скрутив его, спрашиваем: «У кого взял?» Потом звоним нашим: «Приезжайте за вторым!» В день по два задержания было… Объектом повышенного интереса у воров были оптовики. После «трудового дня» на рынке они возвращались полные денег. Утром ехали на троллейбусе в одну сторону от Щёлковской, после обеда — в обратную. На этих маршрутах очень плотно «работали» карманники, налетали как вороньё. Даже не хватало на них рук. И кого только не брали! Из Ессентуков, из Львова, Днепропетровска, контингент самый разношёрстный. Узбеки и таджики, которых выгнали со строек и которые ничего больше не умеют делать, тоже пытаются что-то украсть. Но пока за ними следишь, кто-нибудь серьёзный входит — и на него сразу переключаешься. Машина сопровождает сзади. Интересно было работать. Говорят мне: книгу пиши!

Отдел у нас поначалу насчитывал сначала 50 человек. 15 человек офицеров, остальные — младшие инспекторы. С 1980 года, когда в каждый РУВД отдали по штатной единице по «карманке», половина сотрудников не занималась карманными кражами, а только разносила повестки. А потом «под Олимпиаду» создали отдел по карманным кражам — 150 человек. Большая сила. В каждом универмаге — в ГУМе, ЦУМе, «Детском мире» — работала самостоятельная группа — 4—5 человек, которая могла эффективно ходить, следить и задерживать. Сейчас таких гипермаркетов десятки по Москве. Но мне, честно говоря, не по душе была работа в универмагах.

— А почему?

— Неинтересно. Моя группа работала только на транспорте. Тут, можно сказать, имела место борьба умов и квалификаций. Тот, кто работал в магазине, не сможет служить на транспорте. Представьте огромный движущийся пассажиропоток, среди которого надо вычислить наших клиентов. Здесь надо иметь навыки аса наружного наблюдения. И наши профессионалы ими обладали. Нашим коллегам из «наружки» нельзя приближаться к объекту ближе определённого расстояния. Мы пасли жуликов буквально у них «на спине». А карманный вор — это ходячий фотоаппарат, зафиксирует моментально. Я иду за ним и интуитивно знаю, когда он обернётся, буквально за мгновение ухожу в сторону. И уже угловым зрением вижу, как он повернулся и что делает. А он уже копается в вещах или сумке. В этот момент «наивысшего напряжения» вор отключается и уже ничего вокруг не видит. Он руку свою тянет вниз, и, как начинает вытаскивать кошелёк, тут же её перехватываешь и обратно на «исходную». Попался. И уже выясняешь, чей кошелёк, имя потерпевшего… При подсаде на транспорте в этот момент женщина тоже вообще ничего не чувствует. Вор перевернёт всю сумку, она ничего не заметит.

В практике были и другого рода фигуранты. Следишь за его рукой, готовясь перехватить, а он… юбку у девушки симпатичной подымает. Сам красный, потный, пыхтит, как паровоз. Эти извращенцы по повадкам от карманников ничем не отличались. Проедешь за ним три остановки, пока разберёшься, думаешь, вот сволочь, морду бы тебе набить. «Грелы» мы их называем.  За одним четыре дня следили, не могли понять. А когда поймали с поличным, отвели в 110-е отделение милиции, где он поведал свою «печальную историю» внешне добропорядочного семьянина, отца двух детей.

В Доме обуви наша группа тоже плотно работала. Пришлось даже попросить комнатку небольшую, чтобы посидеть, передохнуть, поскольку ноги, образно говоря, «отваливались». С утра на остановке выходили спекулянты-перекупщики, а к вечеру уже основная масса покупателей вываливалась из магазина. Воры в транспорте охотились на денежных людей, а мы — на воров, перехватывая их. Смотришь на человека, примелькался, уже не первый раз ездит по маршруту, сначала в одну, потом в обратную сторону. Только приметили, куда глаз упал, — сразу за ним. Наш!

— Ваша жена не ревновала вас к вашей работе?

— Бывало, даже помогала. Однажды мы с супругой и зятем, музыкантом-клавишником по профессии, поехали на рынок. А я в трамвае выбираю такое место, чтобы тебе было всё видно, а тебя самого — нет. Устроился по привычке на задней площадке. Смотрю, входит парнишка, шныряет глазами, «наколол» даму с сумочкой и сразу сел позади неё. Говорю зятю: «Коля, видишь эту женщину? Когда я выйду из трамвая, скажи, что у неё украли кошелёк». Когда парнишка вытащил кошелёк, я мигом за ним – и сразу скрутил, тот даже на остановке не успел сойти. А Коля очки протирает, как стоял, так и стоит. Жена встрепенулась: «Женщина, у вас кошелёк пропал!» Тут голос какого-то парня: «Мужчина, вот кошелёк на полу, наверное, она уронила». Всё же успел сбросить! Поднимаю его, говорю: «Ладно, сегодня прошло у тебя!» И не удержался, дал пинка на прощание. Сошли мы на остановке у рынка, а женщина всё шла за нами вдоль торговых рядов и благодарила, никак успокоиться не могла, буквально молилась на меня. Оказывается, в той сумочке-косметичке находились не деньги, а пачка накладных на товар в нескольких вагонах. В 1981 году электронного документооборота в помине не было. И простой железнодорожного состава обернулся бы громадными штрафами. А воры (был и напарник, который успел улизнуть) выбросили бы сумочку без единой копейки за ближайшим углом за ненадобностью.

— А какую наибольшую воровскую группу задерживали?

— Однажды на троллейбусе № 25, практически пустом, на Бауманской мы втроём брали пятерых воров. Они «развели» мужчину с женщиной. У мужчины был портфель с откидным клапаном. На него-то и нацелились. Обступили со всех сторон, все мужики благопристойного вида: в ондатровых шапках, дублёнках, мохеровых шарфах. Один из них незаметно открыл портфель и передал кошелёк, который тут же «растворился» среди подельников. Когда всю группу доставили в отделение милиции, выяснилось, что среди них был и бывший хоккеист «Спартака» Лёвка Михеев. А женщина рассказывала: «Я была в шоке, не могла понять, почему пятеро столпились вокруг нас, хотя впереди салон пустовал». А один из жуликов, по её словам, смахивал по виду на директора завода. Попали они по полной программе и серьёзной статье: действовали группой. Кстати, тогда отягчающим обстоятельством было и применение технических средств: будь то бритва, или автомобиль. Всё конфисковалось в пользу государства. Сейчас ничего нельзя конфисковать. Нет такой статьи. Только возврат похищенного. Кстати, интересный опыт в Армении. Хочешь выйти на свободу — верни украденное. И большинство поснимали со счетов и принесли. Разве плохо для казны?

— Говорят, Рижский рынок для сыщика был серьёзной школой оперативного мастерства.

— Рижский рынок в начале 90-х годов был, пожалуй, самый крупнейший, куда «нэпманы» с многих республик бывшего СССР привозили свой товар, который сами шили. Сначала были лоточки, талончики выдавали с номером места торговли, стояли, как вдоль трассы. Сам рынок переходил из рук в руки: «солнцевские», «мазуткинские», чеченская, дагестанская ОПГ. Кого только не было… И со всего постсоветского пространства слетались сюда жулики и карманники. По 15—20 уголовных дел заводилось ежедневно. В 19-м отделении милиции, обслуживавшем Рижский рынок, очередь потерпевших с заявлениями часто выходила на улицу. И когда мы с группой пришли туда работать, в день делали по своей «кафедре» не менее чем по три дела. А вскоре наступил период, когда начались неприкрытые грабежи. Продавцы из Польши привозили сумки с часами, джинсами, вещами для оптовой продажи. И «оптом» эти сумки у них отбирали. Смотришь, у кого-то в углу карманы потрошат. Просто полный беспредел! У одного поляка золотые часы сняли. С напарником бросились вслед за грабителем. И когда я перебегал дорогу, попал под машину. Упал, отделался лёгкой травмой.

В общем, на рынке я, конечно, многое повидал, многому научился. Я без него не мог. Ехал с шести утра, скажем, в Лужники, до обеда делал «палку», задерживал кого-нибудь из жулья, а потом с чистой совестью с группой уезжал на машине на трассу. И там тоже успешно с энтузиазмом работал.

Потом пришла вторая группа Ивана Агрбы, легче стало. Квартирных воров задерживали, лиц с оружием, всякого рода мошенников и множество цыган. А суммы какие были после продаж: деньги дипломатами увозили! А если впустую целый день, ноги отваливаются, то и приходишь злой. «Чего злой?» — жена спрашивает. Объясняешь… Поэтому я не мог просто высиживать в кабинете. Шеф приезжает, и я после обеда уезжаю на дело. И даже подполковником тоже ходил на «охоту». Не мог иначе. Только вот когда стал полковником и начальником отделения, перешёл на другой режим. Это была моя любимая работа.

P.S. В тот день, когда наша телегруппа уже покинула «поле слежки», группа Мартиросова задержала трёх воров. В том числе уже в метро даму в легинсах. С украденным кошельком. Она потом сказала, что сразу «просекла» тех ребят с камерой…

Беседовал Сергей ДЫШЕВ,
фото из архива Владимира МАРТИРОСОВА

НАВСТРЕЧУ 300-ЛЕТИЮ МОСКОВСКОЙ ПОЛИЦИИ, Номер 23 (9672) от 2 июля 2019г.