petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ТЁМНЫЕ УЛИЦЫ ВОЮЮЩЕЙ МОСКВЫ

220160427155238За грохотом и огнём сражений Великой Отечественной, за подвигом армии на передовой скрыта колоссальная работа, проделанная миллионами людей вне поля боя. Это был другой фронт — трудовой, где противником было время и пределы человеческих сил. Но против страны велась и другая война, начатая много веков назад и длящаяся до сих пор. Война на криминальном фронте. Ветеран милиции Северо-Восточного округа Мария Ивановна РУСАКОВА пришла в органы внутренних дел, когда бои здесь разгорелись с особой силой.
Родилась Мария Ивановна 23 марта 1923 года в Смоленской области. Ни о милиции, ни о Москве не помышляла. В столицу привёл случай: у соседей отдыхала семья москвичей. Им нужен был человек, который мог бы присмотреть за ребёнком, и они предложили бойкой соседской девчонке: «Ну что ты тут будешь делать у себя в деревне? Поедем с нами». Время было простое: такое предложение не воспринималось как нечто странное. Так Мария Ивановна оказалась в Москве.

Но какими бы планами не грезила в те дни девушка из Смоленской области, 22 июня 1941 года они оказались разрушены, и для каждого жителя страны их мечты сменились одной надеждой — увидеть Победу.

120160427164210В их доме жил молодой парень, работавший в милиции. Недавно он вернулся из армии, оставив позади тяготы финской войны. У него была привычка: все важные сообщения, услышанные по радио, записывать на бумаге. Когда диктор сообщил о нападении Германии, карандаш его замер. «Что же мне теперь, застрелиться?» — глухо проговорил он. Мысли его угнетали уже пройденные бои. «Да ты что, может, ещё минует?» — испугалась за него Мария Русакова.

Война не миновала никого...

После тяжёлых поражений в начале войны Красная Армия была обескровлена. Люди массово шли в народное ополчение. Первая добровольная мобилизация москвичей позволила создать двенадцать стрелковых дивизий. Сотрудники милиции, разумеется, не оставались в стороне от великого народного почина. Более половины личного состава столичного гарнизона милиции ушло на фронт в самые тяжёлые для страны месяцы.

Однако преступников не изменила нависшая над всеми угроза. Рядам стражей правопорядка требовалось пополнение.

И в это время повестка из военкомата пришла Марии Русаковой. Бумагу ей вручил участковый, фамилию которого она помнит и сегодня — Рогов. Он же, поглядев как будто с удивлением на повестку, предложил: «Да чего тебе-то в армию идти? Иди к нам, в милицию работать».

Любой выбор сулил очень трудную и опасную службу. Мария Русакова отправилась в 19-отделение милиции, что находилось недалеко от дома, на Трифоновской улице. Побеседовала с сотрудниками. Кадров остро не хватало. Резко возросло с началом войны количество тяжких преступлений, обострилась проблема беспризорности, активизировались спекулянты. При этом вдобавок к обычным задачам органов внутренних дел прибавилась необходимость ловить дезертиров, уклонистов, обезвреживать шпионов и диверсантов, пресекать распространение панических слухов. Однако сложности молодую девушку не пугали.

20 октября в городе и прилегающих к нему районах было объявлено осадное положение. Московская милиция была переведена на режим военного времени. Работа в две смены по двенадцать часов, отмена отпусков, казарменное положение. Стражи правопорядка действовали под девизом: «Милицейский пост — тот же фронт».

Гражданам, не имеющим специального распоряжения, запрещалось движение по улицам с двенадцати до пяти утра. В городе погасли огни — была объявлена светомаскировка.

— Сейчас в полиции машины, мотоциклы, а тогда ведь ничего не было, — рассказывает Мария Русакова. — Темнота! Меня вскоре поставили командиром отделения. И вот идёшь проверять ребят. Свет не горит. Безлюдье. Страшно бывало, но идёшь — надо идти.

Как-то раз на пути молодой девушки-командира попался некий человек. Было уже два часа ночи. В тёмном силуэте угадывался мужчина — да ещё какой здоровый! Однако долг есть долг: «Ваши документы!» Тут же стало ясно, что документов у него нет: едва услышав окрик, он бросился наутёк. Мария Русакова выхватила пистолет и выстрелила вверх.

Мужчина рухнул как подкошенный. Рука с оружием ещё не успела опуститься, и девушка с изумлением взглянула на неё: ну нет, не могла же пуля сразу попасть в него, да ещё убить. Однако человек не шевелился. Поблизости были посты, с которых сбежались милиционеры. Выяснилось, что мужчина всё-таки жив. Вызванные оперативники установили, что незнакомец был сумасшедшим, накануне сбежал из больницы. Выстрела просто испугался, потому и упал.

Даже когда гитлеровские войска были отброшены от Москвы, война незримо нависала над столицей. Немало было трудностей в быту, перебои с поставками. Прибывали солдаты с фронта. Некоторых из них разместили в детском саду неподалёку от отделения милиции, сотрудников попросили помочь им обустроиться.

Видела Мария Русакова и немецких солдат, рвавшихся войти в Москву с оружием в руках. Довелось увидеть их и в качестве пленных, как-то одна из таких колонн шла по Трифоновской улице. Гнев, бушевавший при виде врага в те дни, давно угас, и сегодня Мария Русакова вспоминает:

— Они шли по улице, в шинелях по морозу, а мы кричали на них, ругались. Хотя сейчас я понимаю: многие из них даже не соображали, их заставили, не дав выбора.

…1945 год. Самое страшное испытание советских людей позади. Над Рейхстагом взмыло красное знамя. В Москве салют. «Невозможной красоты и силы!» — говорит Мария Русакова. Огромная радость в момент сделала все тяготы четырёх с лишним лет бесконечно отдалёнными.

С фронта возвращались ушедшие сотрудники милиции. Органы ждало сокращение. Со службой должна была расстаться и наша героиня. По работе претензий не было, а вот к социалистической сознательности возникли вопросы: никак упрямая девушка не хотела вступать в партию. «Не пойду, не надо мне этого, чтобы свою работу выполнять».

Товарищ, узнавший о новости первым, не поверил: «Марусь, там ошиблись явно — сокращать тебя собираются... Сходила бы к руководству». Но Мария Русакова упрашивать никого не собиралась: раз решили, так тому и быть. Однако волею судеб в тот день ей повстречался бывший начальник. Переговорил с коллегой из 14-го отделения. Тем нужен был человек, который бы работал на находившемся поблизости рынке, где орудовали карманники.

Вскоре новые руководители сами могли дать ей лучшие рекомендации: «Да она работает прекрасно. Чудо, а не работник!» — сказал как-то один из них, отвечая на вопрос о пополнении.

Когда на Дзержинке открылся Детский мир, её, как опытного сотрудника, направили туда — бороться с карманными кражами. Подобные преступления в то время процветали, и вместе с ребятами с Петровки ей предстояло заставить воришек держаться подальше от этого крупного магазина.

Сотрудники милиции в штатском цепко следили за обстановкой. Им противостояли преступники, работавшие в группах. Вот один, как будто бы рассеяно разглядывая витрину, полез рукой в сумку увлечённого покупателя. Ценен ли «улов» — выяснят позже, а сейчас нужно быстро избавляться от чужого имущества. Из рук в руки кошелёк стремительно перемещается от одного карманника к другому. Зазеваешься — и не сыщешь крайнего в этой цепочке, а остальные — «Какой кошелёк?» Поэтому и милиционеры действовали группами. Задержав преступника, его быстро уводили к чёрному ходу, где уже ждала машина. Обычные граждане могли даже и не заметить, что в паре метров от них предотвращено преступление.  

Как-то раз был схвачен карманник, только что вытащивший у женщины 500 рублей — приличная по тем временам сумма. Тут же под руки его взяли сотрудницы милиции — Мария Русакова и её коллега, и повели наружу. Сперва ошарашенный преступник смирно шёл рядом, но затем осознал, кто держит его, и разозлился: две женщины схватили его, мужика! Сам он был весьма неслабого телосложения. Дёрнулся разок-другой, пробуя силы. Явно сейчас рванёт — и что же, стрелять? Удержать его, пожалуй, не удастся. Внезапно сзади раздался грозный окрик: «А ну шагай!». Задержанный тут же присмирел — оказывается, не одни эти сотрудницы, какой-то детина им в помощь. Однако в действительности были они как раз одни, а то был просто случайный прохожий, понявший, куда клонит ситуация. Ему хотели выписать благодарность, но найти скромного помощника не удалось.

Накопленный опыт позволял буквально чувствовать в ничем вроде бы не выделявшемся человеке преступника. Этот навык Мария Ивановна с годами не утратила. Однажды (на тот момент уже давно расставшись со службой) она ехала в троллейбусе. Намётанный глаз в мгновение подметил хорошо известное движение: карманник лез девушке в сумку. Мария Ивановна крикнула ей об этом, и перепуганный воришка, лишённый возможности поживиться, едва успел выскочить в закрывающиеся двери.

Почти треть века длилась её служба. За эти годы она награждена медалями «За боевые заслуги», «Ветеран труда», медалью Жукова, знаком «Отличник милиции».

В этом году старшине милиции Марии Русаковой исполнилось 95 лет. Сотрудники УВД по СВАО вручили поздравления от имени начальника ГУ МВД России по г. Москве генерал-лейтенанта полиции Анатолия Якунина, а также подарили цветы, продуктовый пакет и подарок — оренбургский пуховый платок.

Денис КРЮЧКОВ