petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Я рождён в Советском Союзе, сделан я в СССР»

2037627 ноября исполняется 80 лет заслуженному врачу РСФСР, лауреату премии Совета Министров СССР Владимиру ЦОМЫКУ.

Владимир Герцевич известен ещё и тем, что долгое время (21 год!) успешно руководил поликлиникой № 1 столичного правоохранительного гарнизона.

В преддверии этой славной даты корреспондент газеты «Петровка, 38» встретился с юбиляром…

—Владимир Герцевич, вы родились в семье известного музыканта, заслуженного артиста РСФСР Герца Давидовича Цомыка. Судьба как бы сама подготовила решение — еврейский мальчик из хорошей еврейской семьи должен стать скрипачом. А вы вдруг ушли в медицину! А потом даже в милицию попали.

— Да, мой папа был известным советским виолончелистом и музыкальным педагогом. Он закончил Тбилисскую консерваторию в шестнадцать лет! В мае 1933 года участвовал в Первом Всесоюзном конкурсе музыкантов-исполнителей и получил первую премию. Этот конкурс был учреждён Народным комиссариатом просвещения в ознаменование 15-летия советской власти. В мае 1933 года в Москву со всей страны съехались молодые пианисты, скрипачи, виолончелисты, певцы — всего 103 музыканта, которые выступили перед авторитетным жюри. Об уровне этого конкурса можно судить по тому, что в нём наравне с отцом победили пианист Эмиль Гилельс, скрипач Самуил Фурер, певец Бюльбюль и другие известные мастера.

Мой папа получил в награду виолончель работы Антонио Страдивари из фондов Государственной коллекции — прекрасный инструмент, которому он оставался верен долгие годы.

Потом, в 1953 году, он переехал в Свердловск, преподавал в местной консерватории, далее заведовал кафедрой струнных инструментов. Одновременно являлся концертмейстером симфонического оркестра Свердловской филармонии. Папа много гастролировал, много ездил по Советскому Союзу…

— И проглядел вас…

— Можно и так сказать. Я остался жить в Москве с бабушкой и дедушкой, по его примеру выбрал стезю врача. Мой дедушка Наум Максимович Микицинский являлся выпускником 1-го Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова (Сеченовского университета) — старейшего, крупнейшего и ведущего отечественного медицинского вуза. Он закончил его ещё в те годы, когда этот институт был медицинским факультетом Московского государственного университета (до 1930 года).

Он был врачом-венерологом, но жизнь свою посвятил большей частью организации медицинской службы. В те годы активно развивалось профилактическое направление в медицине, его идеологом был первый нарком здравоохранения РСФСР Николай Александрович Семашко, и дедушка активно занимался этой работой. Он возглавлял отдел здравоохранения Октябрьского района Москвы и приложил много сил для сохранения здоровья жителей района.

Я родился в Москве. Наша семья жила на Ленинградском шоссе, в доме № 17, это у станции метро «Войковская». Мне ещё не было и года, когда началась война. Наша семья вместе со мною и моей сестрой уехала в эвакуацию. В 1943 году все вернулись в Москву.

Учился я в прославленной 201-й школе, из стен которой вышли четыре Героя Советского Союза, в том числе брат и сестра Зоя и Александр Космодемьянские. Школа носит их имя, она награждена орденом Трудового Красного Знамени — «за успехи, достигнутые в обучении и воспитании подрастающего поколения».

— Вы так же, как и Наум Максимович, поступали в 1-й Московский медицинский институт?

— Да, только в отличие от него, я по специализации уролог. Кстати, тот же вуз окончили моя супруга Ирина Николаевна, дочь Катя…

Должен сказать, что годы, проведённые в институте, — это лучшие годы жизни. Я не только учился, но и активно участвовал в общественной работе. Уделял серьёзное внимание занятиям спортом, играл в волейбол за сборную команду вуза. С 1968 по 1970 год я был секретарём комитета ВЛКСМ нашего 1-го Московского медицинского института, был избран членом бюро Ленинского райкома комсомола.

— А куда вас распределили?

— Мне повезло. По распределению я попал в клиническую ординатуру на кафедру урологии 1-го Московского медицинского института. Здесь притягивала возможность сочетать хирургическую практику и научно-исследовательскую работу. Как-то незаметно для себя проработал в институте почти четверть века — 24 года.

В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию и уже в следующем году стал ассистентом кафедры урологии. Потом, с 1977 года, стал доцентом этой же кафедры, заместителем директора урологической клиники. И уже в более поздние годы (с 1983 по 1988 год) являлся проректором по лечебной работе родного института.

— Вы строгий преподаватель? Ведь не скажешь, улыбаетесь вы широко…

— Вообще-то студентов, студенчество и студенческий дух я люблю. Сам всё это прошёл. Но что касается знаний профессиональных, медицинских, — я строгий. Мои ученики должны были всё выучить и всё знать. Как и мой дедушка, я считаю, что врачом на «тройку» быть нельзя! Вы, к примеру, захотели бы лечиться у такого специалиста? То-то!

Работа была интересной, она была замечена, и в 1985 году мне было присвоено звание заслуженного врача РСФСР. А год спустя в числе специалистов-медиков я стал лауреатом премии Совета Министров СССР. Тогда как раз грянула авария на Чернобыльской АЭС, и мы все, посовещавшись, отдали премию, её денежную часть, в Фонд помощи жертвам этой трагедии.

— А что же случилось в 1988 году, что вы, имея такой блестящий послужной список, ушли из 1-го мединститута?

— Получилось, как в том анекдоте: вначале человек ищет справедливость, а потом — работу. Тогда, в горбачёвские времена, в моде были выборы — выбирали всё и всех. У нас в институте выбирали ректора. И я выступил против того человека, который стал ректором. На следующий день он предложил мне искать работу. Кстати, многие знакомые меня удерживали, дескать, промолчи. Но я считал, что молчать не имею права. И сейчас, через многие годы считаю, что поступил правильно. Пришлось бы снова — снова бы выступил.

Тогда же меня пригласил к себе начальник Медицинского управления ГУВД Москвы полковник внутренней службы Пётр Павлович Осипов и предложил возглавить поликлинику № 1 органов внутренних дел столицы. Я дал согласие и 21 год руководил этим прекрасным коллективом.

— Понятно, что за такой длительный срок вам приходилось заниматься самыми разными проблемами правоохранительной медицины. Но если рассказать об основных…

— Знаете, я пришёл не на пустое место. Здесь был хороший, слаженный, профессиональный коллектив. И моя задача — укрепить всё то хорошее, что было, и развивать его дальше. Со стороны руководства главка я находил поддержку многим моим начинаниям. Все отделения поликлиники постоянно оснащались современным диагностическим и лечебным оборудованием, приборами, мебелью и инвентарём. В поликлинике ежегодно проводился капитальный и текущий ремонт, а в 1996 году к основному зданию был пристроен лечебно-оздоровительный комплекс для пациентов и работников поликлиники.

Регулярно проводились врачебные и сестринские конференции, отчёты руководителей всех отделений поликлиники по итогам работы за квартал, полугодие, год, административные совещания с обсуждением актуальных вопросов работы, конкурсы на звание «Лучшая медицинская сестра». Также много времени и сил уделяли повышению квалификации врачей и сестринского состава. Восьми нашим работникам было присвоено почётное звание «заслуженный врач РФ», одному — «заслуженный работник здравоохранения РФ», многие коллеги получили высшую и первую квалификационные категории.

— Раз уж речь зашла о работе — можно вопрос «не юбилейный», а по вашей врачебной специальности? Скажите, пожалуйста, существуют выражение «военный-здоровенный». Как вы считаете, в урологическом отношении люди в форме здоровее обычных гражданских лиц?

— Так оно должно быть: военные — это отличное здоровье. Но служба у защитников закона, правоохранителей тяжёлая, чревата высокими физическими и моральными нагрузками. Поэтому я сторонник иного мнения: здоровых нет — есть недообследованные. Я всегда ратую за то, чтобы люди вовремя проходили диспансеризацию. Жалко только, что она стала необязательной для офицеров в отставке и вольнонаёмных.

И вообще, к вольнонаёмным у нас отношение не очень справедливое. Люди, которые отдали правоохранительной службе столько сил, здоровья и умения, после выхода на пенсию «отлучаются» от ведомственной медицины, направляются в районные поликлиники и зачастую остаются один на один со своими болезнями.

…Вообще-то, я за здоровый образ жизни. Кроме регулярных занятий спортом долгие годы (последние лет 50, наверное) посещал Центральные бани. У нас образовалась компания любителей пара — это Миша Жванецкий, Рома Карцев, Витя Ильченко, Лёня Куравлёв, Ролан Быков, Юрий Рост, Виктор Мишин и другие интересные люди. По воскресеньям наши жёны на нас не претендовали, мы эти дни проводили в бане.

К сожалению, сейчас пришло трудное время — провожать в последний путь близких и дорогих мне людей. Вот совсем недавно — Мишу Жванецкого…

— Вы такой активный человек: являетесь членом президиума Ассоциации выпускников 1-го Московского государственного медицинского университета имени И.М. Сеченова, были членом международного оргкомитета «Комсомолу-100», организовывали сбор денег на памятник знаменитому хирургу, военному врачу Николаю Склифосовскому, участвуете в работе по увековечиванию памяти легенды советского настольного тенниса, чемпионки мира Зои Рудновой. И везде — закопёрщиком, везде в первых рядах. Откуда у вас это?

— Я всегда любил общественную работу. В школе и особенно в институте уделял ей много времени. Работал в комсомоле, играл в волейбол, тренировал студенческую команду. Тогда такое отношение к жизни было обычным, нормальным явлением. Моя активность, мой интерес к жизни — оттуда. Это обо мне поёт Олег Газманов: «Я рождён в Советском Союзе, сделан я в СССР!»

Кстати, что касается комсомола. В 2018 году я награждён Почётным знаком «Комсомольская слава» за заслуги перед молодёжной организацией и в связи со 100-летием ВЛКСМ. Это единственная в своём роде, очень редкая награда…

 

Сотрудники редакции газеты «Петровка, 38» от всей души поздравляют Владимира Герцевича с юбилеем его же словами: «Желаем счастья вам во все углы, денег во все карманы, здоровья во все органы!»

 

Михаил Жванецкий Володе Цомыку

(написано к 70-летию Владимира Герцевича):

Нас было много во главе с Женей Гриншпаном.

Вся компания базировалась на выпускниках 1-го Медицинского.

Все посещали сауну.

Все сдружились.

И дружим до сих пор.

Щёлкают ходики: сорок-пятьдесят-шестьдесят-семьдесят.

Юбилеи, юбилеи…

Две задачи: кого пригласить и к кому пойти.

Приглашаю и хожу к Володе Цомыку.

Какой яркий человек!

Его голос заполняет всё и звучит отовсюду.

Владимир Герцевич из того поколения, что создаёт.

Для лечения.

Для людей.

Для друзей.

Ничто не забывает.

Всё делает.

Весь мир дружит с врачами в надежде…

В надежде, что они и в дружбе будут врачами.

Не забыть за столом заглянуть в твой бокал и заменить его.

Не каждый остаётся врачом, будучи другом.

Значит, не каждому ты дорог.

У многих из наших лучших актёров в друзьях были и начальники, и олигархи, и врачи.

А спохватились, когда уже было поздно.

Это великая профессия.

Это великое качество — и в дружбе оставаться врачом.

 

Беседовал Владимир ГАЛАЙКО,
фото из архива Владимира ЦОМЫКА

ДЕЛА И ЛЮДИ, Ветеран, Номер 44 (9741) от 24 ноября 2020г., Врач особого назначения