petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«ЮРИСКОНСУЛЬТ» — «Т» ПОСРЕДИ НЕ ПИШЕТСЯ...

1175128
Анастасия Гаврилова (справа) и одна из
сотрудниц отделения Галина Шостак
С урока русского языка началась наша беседа с начальником правового отделения УВД по Западному округу ГУ МВД России по городу Москве подполковником внутренней службы Анастасией Гавриловой. Это журналиста многозначность слова может обрадовать, а юриста — подвести под монастырь.
С точностью до запятой

— Специалистам правовых подразделений доверяют, — говорит Анастасия Александровна. — Не случайно, иногда можно услышать от руководителя: ну всё, юристы посмотрели — значит, делу можно давать ход. Как штамп ОТК. Его раньше ставили сотрудники технического контроля на предприятиях.

Слово юриста имеет определённый вес при принятии руководителем органа внутренних дел некоторых решений. Но это непросто — поддерживать высокий уровень качества. Я, можно сказать, четыре функции выполняю: являюсь юрисконсультом, кстати, напомню, буква «т» посреди не пишется; смотрю соответствие законодательных документов; мне надо быть и редактором, и корректором документов; ещё — учителем русского языка.

У нас шкаф полон словарей, потому что постоянно нужно что-то сверить, уточнить: например, склоняется фамилия или нет. В конце концов, убедиться, правильно ли стоит пресловутая запятая, от которой, как известно, может зависеть чья-то судьба. У меня была хорошая оценка по русскому. Но, работая по своей специальности, стала знать родной язык ещё лучше. Настолько, что правилами отвечаю некоторым сотрудникам: мол, как же вы тут написали такое…

Анастасия Гаврилова пришла работать в УВД по Западному округу в 1999 году после окончания юридического факультета МГУ. В группе правового обеспечения тогда было всего два сотрудника. Подчинялись они начальнику штаба. Со временем менялись условия, возрастал объём задач и ответственность правоведов. Служба расширялась, была переподчинена непосредственно начальнику окружного управления.

Сегодня в УВД каждого округа столицы есть правовой отдел или отделение. Правовым обеспечением органов внутренних дел в Западном округе занимаются восемь сотрудников, из которых пятеро — аттестованные. Должности вольнонаёмных юрисконсультов введены в 2012 году. Теперь здесь в каждом из 13 райотделов есть свой юрист.

В суд за справедливостью

— Надеюсь, что наше подразделение получит когда-нибудь статус отдела, — говорит Анастасия Александровна. — Маловато личного состава для тех задач, которые мы решаем. Образно говоря, округ очень активный, например, по судебной работе, по обращениям сотрудников органов внутренних дел, в том числе бывших, и других граждан в суды с исками. В год рассматриваем до 40 дел. Это сравнительно много.

Судебная работа — одно из направлений нашей деятельности. В основном мы выступаем ответчиками, бываем и истцами. Ответчиками являемся по делам о восстановлении на службе, об обжаловании дисциплинарных взысканий и другим. В иных случаях граждане обжалуют действия представителей полиции в рамках административного права: например, сотрудников ГИБДД, паспортно-визовой службы.

Так же — в рамках гражданского судопроизводства. Сейчас модно стало требовать возмещения морального вреда. Суд не имеет права отказать в приёме внятного, грамотно написанного заявления. Он обязан выслушать любого человека, даже явного сутяжника, с уважением отнестись к нему, соблюсти процедуру. Многие этим вдохновляются. Те, кто обращается в суды с исками к нам, не стали более грамотными, но стали более активными. Время такое. Плюс — много адвокатов, которые постоянно ищут клиентов. Между тем, в основном мы дела выигрываем.

Нередко люди не понимают, зачем обратились в суд. Не разобрались полностью в ситуации. Даже адвокаты допускают откровенные промахи.

Когда иду в суд, до сих пор очень переживаю, волнуюсь, что я чего-то не знаю, забыла о чём-то, не уловила важную деталь. Но ни разу не было, чтобы моё волнение оправдывалось.

Помню свой первый суд пятнадцать лет назад. Как же! Там адвока-а-ат, профессионал, меня своими аргументами задавит… А суд не состоялся в связи с тем, что противоположная сторона не явилась. Это было счастье!

Сегодня спасовать? Никогда! В московском гарнизоне полиции — уникальные юристы. Никто из коллег в других ведомствах лучше не знает приказов, отсылок, ограничений, существующих в документах главка. Учесть все тонкости и нюансы нашим оппонентам практически невозможно. Но и мы стараемся не закостенеть в специфике своей работы.

За рамками документов

— Миллион раз вспоминаю начальника штаба Василия Николаевича Артюшова. Многому у него научилась. Штаб ведь — структура над всеми, у неё нет интересов, связанных с другими службами…

Кадры и тыл — основные две службы, с которыми нам приходится очень тесно работать. Больше всего рассматриваем их документы, находим ошибки, выправляем. Нам стремятся доказать обратное. Но здесь мы должны быть очень внимательными: максимум дел в судах связан именно с кадрами. Потому мы должны находиться на какой-то одной волне. Конфликт или недопонимание приводят к просчётам. Последствия сказываются в судах, когда мы проигрываем процесс.

К сожалению, часто людей подводит желание сделать порученное побыстрее и попроще. А это путь к ошибке. Может, маленькой, но во что она выльется никому неизвестно. Наша цель — предупредить неприятности. Юристы не «придираются» к мелочам. Нам важно быть уверенными в том, что, если придётся, с этим документом я буду достойно выглядеть в суде. У меня будут аргументы, которыми я смогу апеллировать, отстаивать каждое слово в нём.

Был случай: аттестационный лист подписал сотрудник. Оказалось, чтобы ускорить процесс, расписались за него. Он подал в суд, так как считал, что аттестация проведена незаконно. И оказался прав в том, что подпись не его — почерковедческая экспертиза это подтвердила.

Сделав «попроще-побыстрее», руководители заложили мину замедленного действия. Думали, мол, человек неконфликтный, жаловаться не пойдёт. А он оказался принципиальным. В итоге, был восстановлен, ему выплатили компенсацию. Мы пришли к мировому соглашению, существенно снизили её с полумиллиона до 120 тысяч рублей за причинённый ущерб.

Не хочется произносить слово «контроль». Хотя в наши функции входит правовой контроль. Есть вещи, которые находятся за рамками документов, которые мы перепроверяем. Мы смотрим, например, приказ о наказании, об увольнении, прилагаемые документы. После этого надо ознакомить сотрудников, всё сделать вовремя.

Важно не забывать об общении с людьми. Можно с человеком поговорить, и он поймёт ситуацию, увидит свою вину, не будет возражать, обжаловать.

У нас в отделении все двери нараспашку. Мы всегда готовы к тому, что любой сотрудник может прийти и поговорить о своих проблемах, сомнениях. Мне хочется, чтобы конфликт разрешался без суда, без документов, истерик. Всегда можно попытаться найти общий язык. Когда в 2011 году были сокращения, люди приходили посоветоваться, проконсультироваться. У каждого конкретные жизненные обстоятельства. Очередь по коридору до лифта стояла. В таком общении — тоже наша работа.

С творческим подходом

— Кроме участия в судебных процессах, мы консультируем сотрудников, ведём правовую пропаганду, размещая на сайте информацию, доводим информационно-правовые бюллетени до личного состава, читаем лекции по правовой подготовке, занимаемся большой работой в части заключаемых договоров. Ведь аукционы, закупки по котировкам и другие процедуры не могут быть оставлены без пристального внимания наших юристов.

Работа сложная. Но справляемся с ней, в том числе благодаря очень сильной поддержке Правового управления главка. Нам помогают в самых трудных случаях.

Почти все сотрудники отделения — выпускники международно-правового факультета университета МВД России. Когда впервые столкнулась с ними, была приятно удивлена уровнем их подготовки, знания, например, гражданского и трудового законодательства. Сильных пробелов не нашла. Опыта набрались быстро. Сегодня команда очень профессиональная и сплочённая. К сожалению, нет у нас вакансий. Ведь месяца не проходит, чтобы молодые специалисты не спрашивали, можно ли у нас поработать.

…Многозначность трактовок — враг наш. Никаких иносказаний в понятиях быть не должно. Это — дополнительные возможности для победы наших оппонентов. В то же время наша работа творческая, своего рода — искусство. Иногда решения суда просто восхищают: читаешь и думаешь — ну надо ж, как завернул! Всегда очень хочется сформулировать вывод или аргумент не только точно, но и чтобы красиво было, доходчиво и убедительно. И чтоб комар носа, как ни старался, ни с какой стороны не подточил!

Алексей ГОЛОЛОБОВ, фото автора