petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 16 (9617) от 15 мая 2018г.

Запоздалая торжественная милость

22016081012202817 августа 1681 года ушёл из земной жизни выдающийся церковный и политический деятель, реформатор Русской Православной Церкви, Патриарх Московский и всея Руси Никон. Его подвиг так велик, гонения на него так несправедливы и так тяжелы, его судьба от рождения и до ухода так божественно величественна, что стала значительной страницей истории Русской Православной Церкви и Государства Российского.
Так скажем слово о Пастыре.

Он точно был послан Богом на Землю. В 1605 году у крестьянина Мины из нижегородского мордовского села Вильдеминово родился сын Никита. Он рано осиротел после смерти матери и, не выдержав гнёта мачехи, в свои 12 лет бежал из дома в монастырь, где ещё в раннем возрасте удивил братию силой своего характера и ревностью о монашеских подвигах. Родня опять вызвала его в мир и заставила жениться. На 21-м году он был выбран в священники прихожанами одного соседнего села. Через десять лет, лишившись детей, Никита уговорил жену постричься, а сам удалился на Белое море в Анзерский скит. В 30-летнем возрасте он постригся в монахи в соседнем Соловецком монастыре под иноческим именем Никона. Несколько лет Никон провёл в далёком от всякой мирской суеты пустынном убежище, где ему вместо стен служили оградою лишь море и благочестие. Потом он продолжил свой путь в Кожеозерской пустыне, принятый там в число братии, и удалился на ближайший остров, где построил себе келью. Питался рыбой от собственной ловли, ходил в монастырь только для отправления или слушания Божией службы и проводил всё прочее время в уединении и богомыслии. Избранный братиею в сан игумена обители, он прибыл в Москву по делам монастырским.

120160810121528Молва о добродетелях пустынного инока сопровождала его и достигла слуха царя. Царь полюбил Никона с первого свидания и велел его назначить архимандритом Новоспасского монастыря. Необыкновенный ум Никона, светлый взгляд на жизненно важные обстоятельства, природное красноречие и величавая наружность обеспечили ему братскую дружбу молодого царя Алексея Михайловича и положение при дворе. Влияние Никона при дворе возрастало так быстро, что даже «дядька» царя, фактический правитель России Борис Морозов, опасался Никона.

В 1651 году Никон был возведён в сан Патриарха Московского и всея Руси.

Правительство стремилось к объединению Русской церкви с православными церквями Украины, Белоруссии, Молдавии и Балканского полуострова, что непременно усиливало государство. Это требовало унификации церковной обрядности, книг, иконописания, принципов построения храмов. Поэтому нужно было провести церковную реформу, что и совершал стоически Никон с 1653 по 1654 годы. Реформа состоялась, но она встретила сильное, правильнее сказать, могучее сопротивление со стороны ревнителей «древнего благочестия», которые не желали следовать новым предначертаниям официальной церкви. Произошёл раскол. Часть духовенства, некоторые представители знати, а также немалое число людей из простонародья выступили за сохранение привычной церковной догматики. Этих людей стали называть старообрядцами. Русское правительство и официальная церковь, которую возглавлял Никон, жестоко преследовали старообрядцев.

Так, став в начале 50-х годов XVII века протопопом (то есть старшим священником, настоятелем церковного клира. — Э.П.), Аввакум возглавил целое течение ревнителей благочестия в городе Юрьевце на Волге. Затем священник московского Казанского собора Аввакум в своих посланиях резко осудил проводимую Никоном церковную реформу. Аввакум писал, что в Москве поселился антихрист. Никон и царь Алексей Михайлович — два рога его, они «пьют кровь святителей Иисусовых». Аввакум призывал народ твёрдо придерживаться старой веры, готовиться к концу света, который уже близок. В конце концов противостояние закончилось тем, что Аввакум с четырьмя своими единомышленниками был заживо сожжён в Пустозерске.

Боярыня Морозова, последовательница церковных воззрений Аввакума, также была подвержена жесточайшим пыткам и погибла, не отказавшись от старообрядчества. Помните картину Василия Сурикова «Боярыня Морозова», когда в кандалах и цепях, в зимних санях, с горящими гневом глазами, воздевает к небу два перста Феодосия Морозова: «Не следуйте реформе Никона!». После жесточайших пыток была уморена голодом в Боровске, в земляной тюрьме.

Прошли века, а старообрядчество и доныне неистребимо. Припомните хотя бы историю семьи Лыковых, изложенную Василием Песковым в очерке «Таёжный тупик».

Ну а что же Никон? Властный и жестокий Никон возомнил себя вторым русским царём и даже присвоил себе титул «Великого Государя». Он позволил себе сравнить власть русского Патриарха с Солнцем, а власть царя — с Луной, которая, как известно, светит отражённым от солнца светом. Поскольку, согласно традиции, царя во время восхождения на престол увенчивает Патриарх, заявил он, то царь обязан подчиняться Патриарху.

В 1658 году между Никоном и царём Алексеем Михайловичем произошёл разрыв. Никон покинул столицу и уехал в подмосковный Новоиерусалимский Воскресенский монастырь, полагая, что Алексей Михайлович придёт к нему на поклон и будет уговаривать вернуться назад. Противостояние завершилось тем, что Церковный собор 1666—1667 годов осудил поведение Никона и лишил его сана Патриарха. Никон был сослан в Ферапонтов монастырь на север страны, претерпел великие муки и унижения. Против Никона было много несправедливых наветов и действий, но особенно тяжело он воспринимал тяжбу царского стольника Романа Бобарыкина за земли, принадлежавшие Воскресенскому монастырю. Многие происки пришлось терпеть Никону от врагов своих, беспощадную клевету.

При жестокой стуже Никон, заключённый в Ферапонтов монастырь, терял силы, недоедал. Но с братией расчистил поле, и засеял его, и имел хлеб и пропитание, овощи и овёс. Но с кончиной царя Алексея Михайловича в январе 1676 года участь Никона была ещё более осложнена. Он был перевезён в Кириллов монастырь под строгий надзор. Здесь страдал от ежедневного угара в дымных кельях. Изнурённый старец помышлял о вечности и желал только одной отрады: упокоиться под сению созданной им обители Нового Иерусалима. Всё житейское в нём уже перекипело, и последняя искра мирская угасла в Кириллове во время пятилетнего тяжкого заключения.

Благочестивая тётка царя Фёдора убедила его разрешить Никону переехать в Новый Иерусалим. Но Никон уже знал о предстоящем пути, ко всеобщему изумлению, и велел собраться своей келейной братии.

С трудом посадили в сани изнурённого болезнями старца, чтобы влечь по земле до струга на реке Шексне. При впадении Шексны в Волгу приветствовали его посланники от братии Воскресенского монастыря. Никон велел плыть вниз к Ярославлю и, причалив у Толгского монастыря, приобщился запасных даров, ибо начал крайне изнемогать. Игумен и братия вышли ему навстречу. Снова тронулся струг по водам. Граждане ярославские, слыша о его пришествии, стеклись к реке и, видя старца на смертном одре, с плачем припадали к нему, целуя руки и одежды и прося благословения. Одни влекли вдоль берега струг, другие же, бросаясь в воду, им помогали. Так и причалили к обители Всемилостивого Спаса.

Изнемогающий старец уже не мог говорить. Царь выслал царскую карету со многими лошадями навстречу шествующему по водам Никону. Царский дьяк велел перевезти струг на другой берег, чтоб избавиться от толпы народной. Ударили в колокол к вечерне. Никон стал кончаться. Озираясь, будто кто-то пришёл к нему, он сам себе оправил волосы, бороду и одежды, как бы готовясь в дальний путь. Духовник с братиею прочитали отходные молитвы. Патриарх же, распростёршись на одре, сложив крестообразно руки и вздохнув, отошёл.

Уверенный в божественной природе своей власти, он отверг царскую любовь, и ранний гнев, и позднюю торжественную милость.

Подготовил

Эдуард ПОПОВ