petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 17 (9618) от 22 мая 2018г.

Земные думы о космических далях

120170417154702Депутат Государственной думы Российской Федерации, Герой России, лётчик-космонавт РФ Елена СЕРОВА рассказала читателям «Петровки, 38» о самых ярких, загадочных и драматических событиях, произошедших на борту корабля «Союз ТМА-14М» и Международной космической станции.
Символы детства

— В моём семейном альбоме есть две примечательные чёрно-белые фотографии, снятые в посёлке Воздвиженка Уссурийского городского округа, где я родилась: большая ракета в парке отдыха — символ нашего первенства в космосе, а на второй — ракета во дворе, в виде горки, дети катались с неё. Помню, как отец, Олег Юрьевич Кузнецов, офицер техслужбы, брал меня на военный аэродром и иногда разрешал посидеть в кресле командира боевого самолёта. Наверное, именно тогда во мне зарождалась любовь к небу…

Когда я приехала в Москву, стала студенткой аэрокосмического факультета Авиационного института имени Серго Орджоникидзе. Подрабатывала в научно-исследовательском институте, повышала свою квалификацию инженера. Затем получила второе образование, экономическое, в Московской государственной академии приборостроения и информатики. После окончания МАИ пришла работать в ракетно-космическую корпорацию «Энергия», откуда и перешла в Центр управления полётами. Трудилась, в основном, на инженерных должностях, а в 2006 году сумела пройти отбор в отряд космонавтов. Так я стала четвёртой побывавшей в космосе россиянкой и первой побывавшей на Международной космической станции.

Ещё в институте я увлеклась космонавтикой, там и познакомилась с будущим моим супругом — Марком Серовым. Обсуждения космонавтики доходили до очень жарких споров, и в итоге… мы поженились. Позднее Марк станет космонавтом-испытателем.

Ощущение невесомости

26 сентября 2014 года я стартовала в качестве бортинженера-1 пилотируемого корабля «Союз ТМА-14М». Полёт на орбиту проходит по двум схемам. Есть баллистическая — на двое с половиной суток, а есть короткая — на шесть часов. Продолжительность полёта корабля к МКС зависит от многого: от параметров орбиты, времени запуска двигателя на разгон. Нам повезло, у нас была короткая схема, не было солнечной закрутки, долетели достаточно быстро до орбиты. Была и нештатная ситуация: не раскрылась левая солнечная батарея, но в нашем случае это не повлияло на полёт. Если бы мы летели по двухсуточной схеме, то из-за нехватки электроэнергии нас вообще могли бы спустить обратно на Землю. Но мы долетели, состыковались штатно, и даже солнечная батарея открылась.

Конечно, ощущение невесомости очень интересное — один в один будто всплываешь в воде. Нас ждала напряжённая работа. На борту в течение 168 суток мы провели более 60 экспериментов по различным направлениям науки: например, визуально-инструментальное наблюдение Земли в рамках эксперимента «Ураган»; исследовали катаклизмы вследствие деятельности человека, загрязнение окружающей среды, пожары. Мы все — профессиональные фотографы и операторы, сдавали соответствующие экзамены. На панелях МКС висит много различных объективов, и мы проводили макро- и микросъёмку при определённых задачах. День у нас был расписан по графику, составленному Землёй, по краткосрочным и долгосрочным планам. Всё по распорядку — подъём, умывание, завтрак, занятия спортом. Далее — видеосъёмки с борта или эксперименты в области химии, биологии, биотехнологии, физики, химии, медицины. Бытует мнение, что отдачи от них нет. Но это не так. Например, на борту мы вырастили особые белки, потом на Земле исследовали их действие на мышах. Выяснилось, что фактически все виды онкологии этот белок помогает лечить. Но встал вопрос, кто будет спонсировать проведение дальнейших исследований...

Бактерии-пришельцы

Мы провели просто потрясающие по результатам эксперименты: ребята во время выхода в космос собрали пробы с наружной стороны иллюминатора специальными ватными палочками, чтобы определить степень их загрязнения. Двигатель работает на орбите, вырабатывается топливо, которое оседает, в том числе и на иллюминаторах. А уже на Земле исследователи в лаборатории обнаружили какие-то странные белковые структуры, остатки бактерий, которые обитают только в Балтийском море! Как они оказались там, одному Богу известно. Возможно, в подтверждение теории панспермии о зарождении жизни на Земле эти субстанции перемещались в космосе. Много статей было по этому поводу, в том числе руководителя полётом российского сегмента МКС Владимира Алексеевича Соловьёва. В общем, до сих пор механизм попадания бактерий на внешнюю поверхность космической станции до конца не ясен, загадка остаётся загадкой.

У нас эксперименты были не медийные, но они несли очень большой объём ценнейшей информации. Во время физических экспериментов мы докладывали не только о том, какое напряжение тока выставляли на аппаратуре, но и как ведут себя определённые частицы, какие явления в ходе эксперимента наблюдаются. В общем, все исследования были на острие новых открытий в различных научных направлениях.

Нештатная ситуация

Были на борту у нас и нештатные ситуации. Во время предполётной подготовки в подмосковном Центре подготовки космонавтов, в США, Германии и Японии мы отрабатывали разнообразные штатные и нештатные ситуации: пожар, разгерметизация, утечка токсичного вещества — аммиака — в атмосферу. Аммиак и в малых дозах очень токсичен. При отработке нештатной ситуации, по условию которой происходила его утечка, мы закрывали люки, надевали противогазы и делали замеры воздуха. В ходе полёта у нас на борту действительно произошла утечка аммиака, хотя нам говорили, что это было ложное срабатывание датчиков. Но я в это не верю по определённым причинам. Станция состоит из двух сегментов — российского и американского. В американском сегменте внешний контур системы терморегулирования заправлен аммиаком. Он пересекается через теплообменник с внутренним контуром. Думаю, что там и случилась разгерметизация. Мы сработали «на автомате», оперативно, по памяти, в первые же минуты. Мы понимали, что в первую очередь надо надеть либо противогаз, либо кислородные маски, которые в каждом сегменте имеются. Все, кто находился в американском сегменте, тут же покинули его, мы всех астронавтов собрали, затем перекрыли люки, поменяли одежду, поменяли маски на специальные, с противоаммиачными картриджами. Потом взяли разными способами несколько замеров воздуха и, хотя это весьма неудобно было в маске, доложили на Землю. Полдня вынужденно ничего не делали, только достали из коробок с питанием всё самое вкусное и хорошо покушали… (улыбается.) А что оставалось делать? Ждать указаний Земли. Если бы произошла большая утечка, думаю, мы бы станцию не спасли. Но американцы успели «отрезать» кусок контура, по которому циркулирует аммиак, и перенаправить его по запасному пути. Аммиак имеет свойство впитываться в поверхности, и когда мы открыли люки, повторно надели противогазы, взяли замеры воздуха, то не обнаружили отравляющее вещество.

Во время вынужденного ожидания у нас трижды сработали датчики пожара. Дело в том, что при нештатной ситуации вся принудительная вентиляция останавливается. А в условиях невесомости пыль сразу «всплывает», и датчики сработали на пыль, которая поднялась в запанельном пространстве. Безусловно, мы должны были экстренно отреагировать, проверить, ложная или не ложная тревога.

Об отдыхе

Конечно, на борту были и праздники — 23 Февраля и 8 Марта. Ребята поздравляли меня с Самантой Кристофоретти — она пилот итальянских ВВС. На католическое Рождество ёлочку сначала у них в сегменте поставили, там поздравили, потом к нам перенесли. Новый год шестнадцать раз отметили, по количеству витков станции за сутки вокруг Земли.

В целом полёт прошёл хорошо. Когда мы вернулись на Землю, не получили ни одного замечания специалистов. Работали достаточно плотно, и потому мне показалось, что полёт прошёл очень быстро.

Зайка-талисман

Известно, что на каждом корабле есть особый талисман. В нашем случае талисман выполняет функцию индикатора невесомости. По традиции, его берёт командир корабля. Командиром у нас летал Александр Михайлович Самокутяев, я была его правой рукой, и основная нагрузка ложилась на нас двоих. Так как это был его второй полёт, то он предоставил мне возможность выбрать талисман. Я взяла с собой зайку, привезённую с Олимпиады, на которой в составе группы наших космонавтов была удостоена чести поднимать российский Олимпийский флаг. И ещё я взяла маленькую игрушку, которую мне подарили в Японском космическом агентстве, где мы проходили подготовку. Возможно, она станет талисманом будущих Олимпийских игр. Недавно я передала её в посольство Японии, и им было безумно приятно.

Помыть голову в полёте

Ничего сложного в мытье головы во время полёта нет. До меня летали американские женщины-астронавты, у которых тоже были длинные волосы. Занимало всё 15—20 минут. Волосы, конечно, встают дыбом. Используешь достаточно большое количество воды, она обволакивает голову, как желейный пудинг. Но стоит только махнуть, и капельки осядут на поверхности панелей. У нас были средства для мытья головы и различные приспособления. Чтобы эту воду собрать с волос, брали обыкновенные сухие полотенца. Всё, как в душе. А потом полотенца вешали сушиться перед вентиляторами. Как и на Земле, на МКС есть круговорот воды: система регенерации поглощала воду из воздуха, очищала и возвращала обратно в так называемые «вёдра». Системой жизнеобеспечения рассчитывалась каждая капелька.

О кетчупе и видеосвязи

Не только мне, но и ребятам не хватало обычных приправ, если говорить о питании, состоявшем из сублиматов, когда превалирует мясная пища и немного клетчатки. Иногда с посылками кетчупы присылали, но, конечно, мало. Ещё хотелось кусочек сала с чёрным хлебушком.

А если говорить о человеческом общении, то у космонавтов есть возможность позвонить по телефону родным и знакомым. На орбите возможна свободная видеосвязь с домом каждое воскресенье. В каждые выходные 15 минут было достаточно. Однажды позвонила дочери, она была на занятии и меня отчитала: «Мама, у меня же идут уроки!». Она очень ответственный ребёнок.

Внеземные мысли

В космосе мысли и думы сильно отличаются от земных. Объясню почему. Когда ты видишь Землю из космоса, то начинаешь всё по-другому воспринимать. Насколько мы, люди, маленькие, даже с бактериями и атомами несопоставимы. Как неправедно живут люди: воюют, убивают, интригуют, наживаются… Сверху, из космоса, это острее воспринимаешь как пустое, ненужное и неважное. Я верю, что во Вселенной есть Высший разум. Ещё Циолковский говорил о внеземных цивилизациях. Мы живём очень мало. Человек только чего-то достигает, а силы его уже потихоньку покидают. Я очень надеюсь, что когда-нибудь удастся продлить наш век.

Помню, как командир отряда космонавтов после своего первого полёта говорил: лечу-лечу, а внизу одна вода, суши очень мало, и не понимаю, почему Землю «Водянией» не назвали. У нас богатая планета, и неправ тот, кто говорит, что природные ресурсы ограничены. И леса, и воды — всего-всего для жизни много. Живи и радуйся!

Космическая семья

Сейчас в свободное время увлекаюсь историей и археологией, люблю смотреть научно-популярные фильмы, познавать что-то новое. Супруг имеет чёрный пояс по карате, хорошо играет на гитаре. Увлёкся рисованием, пишет картины. Дочка Алёна за три месяца освоила флейту, и когда я была на борту, она по видеосвязи мне играла — конечно, было очень приятно!

***

В заключение хочу пожелать читателям газеты прежде всего веры в себя, потому что никогда не надо в себе сомневаться. Самое тяжёлое — это преодолеть себя. Тогда и везение, и удача придут.

Беседовал Сергей ДЫШЕВ,

фото ЦПК имени Ю.А. Гагарина