petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЗОРКИЙ ВЗГЛЯД ЮРИСТА

Есть в системе органов внутренних дел служба, без которой не может обойтись ни одно подразделение. Начальник управления не подпишет ни один приказ, не узнав мнения этих специалистов-правоведов.

Ирина Здвижкова, возглавляющая правовое отделение в УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве, рассказала нам о работе своего подразделения.

—Основная задача, стоящая перед правовым отделением, не только нашего округа, но и любого другого в системе МВД, — это совершенствование и организация правовой деятельности. Но если выделять основные направления, то я бы в первую очередь сказала о проверке законности издаваемых приказов. Переоценить важность этого невозможно: если уж ключевые документы, подписанные начальником окружного управления, не будут во всех мелочах соответствовать законодательству, то общество вправе спросить: «Как же вы можете защищать закон, если сами его не знаете?» И потому в отношении абсолютно всех издаваемых руководством приказов мы проводим детальную правовую и антикоррупционную экспертизу. Причём даже не самих приказов — экспертиза начинается с проекта приказа. И только когда появляется виза юриста, штамп правовой экспертизы, а у каждого юрисконсульта свой штамп, — документ представляется начальнику на подпись. Как говорят начальники правовых управлений, высшее качество работы юриста означает, что начальник, видя штамп, спокойно документ подписывает, зная, что там всё законно и обоснованно.

Кроме этих важнейших документов, ждущих подписи руководства, существует ряд приказов, которые согласно закону не проходят у нас предварительную экспертизу. Но это не значит, что они проходят мимо нас: проверка уже изданных приказов — это тоже большая часть нашей работы. Подобный контроль осуществляется ежемесячно, и в случае выявления нарушения мы докладываем о них начальнику.

Ежегодно по всем проведённым правовым экспертизам проводится анализ, в ходе которого выявляются недостатки, допущенные исполнителем. Выясняется, какие из них регулярны, что повлияло на качество подготовки документов. Составляется обзор недостатков, а доклад об этом кладётся на стол начальника и рассылается по подразделениям, чтобы сотрудники изучали его, принимали к сведению и подобного не допускали. Ведь мельчайшая ошибка в наших документах может повлечь крайне негативные последствия для всего управления.

К сожалению, как бы эффективно ни работало правовое отделение, избежать случаев судебного разбирательства невозможно. В последние годы исков против управления поступает всё больше, и не потому, что полиция работает хуже, просто для людей становится привычным такой способ разрешения возникших споров.

Чаще всего дела посвящены определению законности действий должностных лиц, а также разбору различных внутренних трудовых споров. Есть категория недобросовестных сотрудников, которые, будучи уволенными, считают, что было это сделано несправедливо, и обращаются в суд. Но нужно ведь понимать, что увольнение — это очень серьёзное наказание, крайний случай дисциплинарного взыскания. Никто просто так применять его не будет. И если принято столь серьёзное решение, сопровождение юриста идёт от и до, потому что здесь должны быть исключены малейшие нарушения — слишком ответственное дело. Не удивительно, что по итогам 2012 года у нас не было ни одного восстановления.

С разбирательством такого рода связано одно громкое дело сотрудника, уволенного по отрицательным мотивам. Очень тяжёлый трудовой спор, закончившийся иском работника нашего управления, уволенного за совершение проступка, порочащего честь сотрудника ОВД. Трудность была в том, что он на момент увольнения находился на лечении. Обнаружился данный факт непосредственно на судебном разбирательстве. Сотрудник, вопреки требованиям закона, ничего не сообщил работодателю о прохождении лечения, зная при этом, что он подлежит увольнению за нарушение служебной дисциплины. Суд посчитал сокрытие этого ключевого факта незначимым обстоятельством, восстановил его на службе и обязал управление выплатить крупную сумму. Мы подали апелляцию в Мосгорсуд. Надо сказать, чаще всего на практике решение судов первой инстанции не отменяют. Однако решение было столь несправедливо, что за одно единственное заседание было отменено решение суда первой инстанции, а действия управления признаны полностью законными.

Надо отметить, что в судах обжалуют и куда менее значительные дисциплинарные взыскания — вопрос, казалось бы, исключительно внутренний. Поэтому правовую экспертизу мы проводим в отношении любых дисциплинарных взысканий. Обязанность доказывать нарушение сотрудника лежит на работодателе, так что мы изучаем все материалы, состав проступка и следим, чтобы наказание соответствовало нарушению.

Если в рамках подобных дел мы ситуацией владеем, так как действия ответственных лиц управления с самого начала находятся под нашим контролем, то в случае подачи иска против сотрудника, якобы совершившего некие противоправные действия, правовое отделение может оказаться в весьма трудной ситуации. Потому что это «якобы» вполне может быть истиной. А нарушение — очевидным.

Тогда речь идёт не о том, чтобы выиграть дело, главное — минимизировать потери. Любое признание нарушения со стороны сотрудника приводит к выплате компенсации, иногда очень крупной. А это ущерб казне. Так что даже по проигрышным делам нами ведётся жёсткая борьба — некоторые такие иски длятся по нескольку лет. Зато задачу наши юристы решают, и на моей практике были случаи, когда удавалось сбивать до 80% суммы исковых требований.

Но не думайте, что судом история ограничивается. Понесли не столь суровые потери — хорошо, но главное, чтобы сотрудники не допускали нарушений впредь. Так что по каждому такому делу проводится служебная проверка. И в случае однозначного выявления нарушения должностных лиц, они обязательно привлекаются к дисциплинарной ответственности. Если же из-за нарушения сотрудника пришлось возмещать ущерб, эта сумма взыскивается с нарушителя.

Работа ведётся по всем судебным разбирательствам. Мы анализируем их и выясняем, иски каких категорий предъявлялись чаще всего, что этому способствовало. На основе этого анализа вырабатываем эффективные методы досудебной работы. Лучше предупредить подачу иска, урегулировать конфликт и избежать судебных издержек, сэкономить те часы, которые нужно было бы провести в судебных баталиях.

Следует заметить, что мы представляем в судах не только интересы нашего управления. У юрисконсультов оформлены доверенности начальника ГУ МВД России по г. Москве, и достаточно часто мы представляем — а исков сейчас поступает очень много — интересы главка. Ежегодно две доверенности мы получаем от министерства на представление ещё и его интересов.  О том, сколь велика здесь ответственность, думаю, говорить не стоит. 

Сколь бы значительную часть нашей работы ни занимали судебные разбирательства и работа с документами, мы вовсе не оторваны от сотрудников управления. Каждый из них, от руководителя до новичка, едва пришедшего на службу, всегда может любому юрисконсульту позвонить, прийти лично на консультацию. И тот обязательно даст разъяснения по вопросам прохождения службы, реализации каких-то прав — словом, по любой интересующей теме.

Мы никогда не отказываем, даже если это вопросы бытовые, жилищные, семейные — всегда поможем, подскажем, предоставим образцы документов, если нужно. Это не является нашей прямой обязанностью, но как мы можем оставить без помощи своих товарищей?

Взаимодействуем с сотрудниками и более, скажем так, официально, в рамках правовой пропаганды — знакомим с последними изменениями в действующем законодательстве. Если издаётся важный правовой акт, то на совещании с руководством доводим его основные положения, проводим с личным составом занятия, семинары. В частности, по поводу всех тех реформ, которые в последние годы проходят в системе МВД России. Изменения колоссальные, и по каждому вновь изданному правовому акту в обязательном порядке сотрудникам даются все необходимые пояснения.

Как видите, рассказ лишь о некоторых направлениях нашей работы получается весьма объёмным. Вообразите, какую нагрузку это означает в реальной работе. Тем более что при реорганизации сокращения коснулись и нашего отделения. Сегодня в правовом отделении трудятся шесть человек, включая меня.

Но зато люди, работающие здесь, получают колоссальный практический опыт. Они все — специалисты широкого профиля. В иных ведомствах идёт чёткое разграничение: один юрист занимается судами одной категории, второй — другой категории, третий — правовой экспертизой приказов. Здесь же у каждого находятся в производстве и исковые заявления, и правовые экспертизы, и каждый ведёт консультирование, выполняет все прочие задачи.

А ещё эта работа учит грамотно планировать своё рабочее время. И мои юрисконсульты настолько плодотворно работают, что, как правило, успевают исполнять всё запланированное в рабочее время. Да, бывают форс-мажоры, очень срочные документы, но тогда всё отделение остаётся на работе и пока не выполнит задачу, поставленную начальником управления, не уходит. 

После такой практики, с таким опытом юристы востребованы в любых других подразделениях. Не говоря уже том, что если сотрудник принимает решение уволиться из органов, на гражданской службе его с таким резюме оторвут с руками.

Но наше отделение стабильное. Все мои сотрудники работают уже длительное время, никто из них не увольняется и никуда не переходит. Стабильный, опытный, умелый состав, с которым комфортно работать и который при необходимости способен воспитать достойную смену. К нам приходят стажёры, также обучение проходят вольнонаёмные юристы, для которых введены должности в райотделах МВД России. И любой юрисконсульт благодаря своему опыту запросто организует для начинающего юриста такую практику, после которой тот спокойно принимается за самостоятельную работу и отлично её выполняет.

Думаю, успешная работа отделения была бы невозможна, если бы наши юрисконсульты не обладали качествами, которые, пожалуй, и определяют грамотного специалиста. В первую очередь — работоспособностью и целеустремлённостью. Это самое главное и ценное не только в работе юриста, а в принципе в любой трудовой деятельности. Умение планировать своё время. Внимательность, потому что любой нюанс в оформлении документа, не та фраза может привести к неправильному толкованию. Есть ещё одно, я называю это «взглядом юриста» — умение увидеть текущий документ в перспективе, увидеть стоящие за ним управленческие решения, судебные, правовые акты, все предпосылки, возможности и последствия.

Кому-то правовая сфера может показаться сухой. И пожалуй, в отношении нашего законодательства это даже справедливо. Однако и в нашей сфере есть эмоциональная составляющая. Случается, даже наши строгие судьи отзываются, видя, с каким жаром ты отстаиваешь правоту управления.

Но самое главное — тот эмоциональный фон, на котором проходит эта работа. Чувство справедливости. И желая наказать тех, кто пытается уйти от ответственности, каждодневно трудясь над тем, чтобы все приказы и акты следовали закону, мы стремимся именно к справедливости.

Денис КРЮЧКОВ

Номер 3 (9359) 30 января 2013 года, Есть такая служба