petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

А ПОЛИЦИИ КОНТРОЛИРОВАТЬ СИТУАЦИЮ!

57660В 1891 году газета «Ведомости московской городской полиции» побаловала читателей рядом статистических данных, касающихся жизни и быта города Москвы того времени. С приведёнными с большими откровениями подробностями москвичи знакомились с интересом — информация достоверная, от полиции. Да и современным читателям наверняка также будет любопытно узнать детали минувших дней, а в чём-то и сравнить с нашей действительностью и чему-то удивиться.

«ПОНАЕХАЛИ!»

Итак, какой же была она, Москва, в начале девяностых годов девятнадцатого века? Как выясняется, по данным статистиков, в Первопрестольной, как и сейчас, основную часть населения составляли… Да, вы угадали — пришлые: по официальным данным, 3/4 жителей города были не коренными москвичами, а родившимися на широких российских просторах, — то есть «понаехавшими». В отличие от других российских городов, большинство обитающих в Москве граждан (3/5) были мужского пола. Объяснение простое: в Белокаменную мужчины России ехали на заработки. В основном народ этот был простой — 53,2 процента москвичей того времени числились неграмотными. Зато в почёте были семейные ценности. Сегодня в это трудно поверить, но количество разводов в те годы в среднем не превышало… 0,2 процента. А сам город рос и развивался: в Москве в те дни насчитывалось более 25 тысяч торговых и промышленных заведений. Небезынтересно будет узнать об их владельцах. Так вот, 41,5% заведений принадлежали коренным москвичам, 31,5% — крестьянам. Иностранные подданные владели лишь 3,25 процентами заведений. И ещё о гендерном неравенстве: во главе 4000 заведений стояли женщины, в том числе 400 являлись содержательницами московских трактиров. Несмотря на бурное развитие капитализма, зданий в Москве в три этажа и выше тогда было всего 4,5%. При этом абсолютное большинство недвижимости было застраховано — незастрахованных всего 12,7%. И ещё прелюбопытная деталь: 22% всего московского бюджета город тратил на охрану общественного порядка. Впечатляет, не правда ли? Словом, уважали в Москве полицию.

ПРИНОШЕНИЯ НАЧАЛЬСТВУ ЗАПРЕЩАЮТСЯ

65849С первых дней своего существования газета «Ведомости московской городской полиции» регулярно публиковала приказы и распоряжения, связанные с деятельностью полиции. Современным читателям лучше самим судить, насколько актуальны документы, появившиеся на газетных страницах в 1891 году. Взять, например, императорский циркуляр по коррупции, опубликованный в номере от 4 апреля: «Государю императору благоугодно было обратить внимание на встречающиеся часто случаи нарушения закона, воспрещающего всякие приношения начальствующим лицам, а равно празднование юбилеев без соблюдения установленных для сих празднований особых условий...

Все так называемые приношения начальствующим лицам от обществ и сословий как в совокупности, так и отдельно, под каким бы то видом ни было, в изъявление благодарности памятниками, выставлением в публичных местах портретов, адресами, вещами и денежными пожертвованиями запрещаются».

Далее следует разъяснение: празднование юбилеев занимающих должности госслужащих допускаются лишь с разрешения высшего начальства, регулярные сборы на подарки юбилярам запрещаются, праздновать юбилеи разрешено лишь тем начальникам, которые руководят не менее 25 лет, а в офицерских чинах не менее пятидесяти лет. Особо подчёркивается: празднование юбилеев не должно служить поводом для представления к наградам (N.b!). В циркуляре выражается особое сожаление, что традиция сбора денег на подарки и приношения докатилась даже до учебных заведений: «Родители вынуждены бывают вносить за своих детей подневольную дань, дабы не подвергнуть их невыгодным последствиям». Ну и как, актуально на сегодняшний день? При несоблюдении всех этих условий, гласит циркуляр, «празднования производят развращающее действие». Полиции было велено контролировать ситуацию.

Опубликованные в том году в газете приказы обер-полицмейстера, может, и не были столь масштабны на все времена, как императорские циркуляры, зато напрямую касались тогдашней жизни москвичей. Наиболее часто следовали приказы по работе извозчиков. Стало уже традицией называть имена нарушителей и штрафовать «за оказанное неповиновение». Кроме того, дважды в год обер-полицмейстер объявлял о проведении техосмотра гужевого транспорта — перед зимой и перед весной. Вот «зимний» вариант — приказ от 8 сентября: «Предписываю гг. участковым приставам ныне же объявить всем лицам, занимающимся легковым извозным промыслом в Москве, что они обязаны приготовить свои сани и все принадлежности к осмотру таковых 20 текущего сентября».

Не забывал обер-полицмейстер и дворников со сторожами. Таков опубликованный в «Ведомостях московской городской полиции» приказ от 1 марта: «В последнее время поступило ко мне несколько донесений о кражах. Совершённых в ночное время или рано утром из лавок и магазинов, со взломом дверных замков и оконных рам… Допущение подобных краж прямо указывает как на недостаточность надзора за общественною безопасностию, так и наблюдения за лицами, на которых лежит эта обязанность, ибо при правильном устройстве охранительного состава и добросовестном выполнении им своей обязанности едва ли могли иметь место кражи с наружными взломами, а тем менее пронос по улицам похищенных имуществ, нередко значительных по своей тяжести и объёму». Далее обер-полицмейстер приказывает, чтобы каждая улица находилась в течение ночи под непрерывным надзором дворников, которые обязаны являться на ночные дежурства и быть бдительными до рассвета. На каждой стороне улицы ночью следует быть по одному дежурному дворнику, они должны не дремать, а охранять покой вместе с ночными сторожами. Полицейским городовым и околоточным под личную ответственность предписано неусыпно контролировать ситуацию с дворниками и сторожами: «При этом нахожу необходимым предупредить гг. приставов, что по каждому воровству со взломом, по которому не будут захвачены похитители или оно не будет замечено вовремя лицами, охраняющими безопасность, мною будет каждый раз назначено исследование о степени исправности караула, и при обнаружении малейшего упущения по этому предмету ответственность будет отнесена и к приставу».

ЦЕСАРЕВИЧА ПЫТАЛИСЬ УБИТЬ

33089В 1891 году в газете «Ведомости московской городской полиции» появилась новая рубрика, основательно изменившая как лицо издания, так и его содержание, — «Телеграммы от Северного телеграфного агентства». Благодаря техническому прогрессу в газете с поразительной оперативностью появились новостные сообщения со всего мира — изобретение телеграфа сделало своё дело. Читатели теперь почувствовали себя гражданами мира, а не просто обывателями из Замоскворечья, и это основательно поднимало их самосознание. Каждое сообщение начиналось с названия города, откуда пришло известие. Например: «Лондон. (Рейтер) 6 (18) мая. В Daily News сообщают, что в деревне близ Тавриза в пятницу пятью ассирийскими католиками убиты армянский священник Месроп Папасьян и его слуга в отмщение за недавнее убийство католического священника Серапиона». Или другое: «Париж. Суд присяжных в Боне оправдал журналиста Омесса, убившего свою жену и её любовника — офицера Тюркосов».

Телеграфные заметки нередко были довольно объёмными, с приведением многочисленных подробностей и деталей. К примеру, о громком убийстве артистки Висновской читателям доложили во всех красках, включая подробности судебных заседаний: «Варшава. 7 февраля. Сегодня окружный суд приступил к рассмотрению дела бывшего офицера лейб-гвардии Гродненского полка Бартеньева, обвиняемого в убийстве артистки Висновской. Заседание началось в 10 часов утра. Зал суда был переполнен. Женщинам вход был запрещён. Обвинительный акт читает товарищ прокурора Реден». Далее корреспондент подробно рассказывает, где была убита артистка, куда попала пуля, что было найдено на месте преступления. А также читатель узнаёт, как познакомился Бартеньев с артисткой, как развивались их отношения и как на последнем свидании он, по версии следствия, застрелил её из чувства ревности. Обвиняемого защищал знаменитый адвокат Плевако. Нужно ли объяснять, какой интерес вызвал этот процесс у читателей…

Кстати, телеграфные сообщения не ограничивались только темой криминала: «Вена. (Спец. Корр.) 7 (19) февраля. Министр-президент Таафе серьёзно захворал катарром лёгких. Сегодня в состоянии его наступило улучшение». Ежедневно рассыпались самые разные сообщения со всего мира. Всё это мощно способствовало укреплению популярности полицейского издания.

Благодаря появлению рубрики «Телеграммы» читатели «Ведомостей московской городской полиции» смогли быть в курсе важных событий и следить за судьбоносным визитом на восток будущего российского императора Николая II, в ту пору ещё просто цесаревича. В газете подробно отслеживались все связанные с ним события. Вот несколько строк из репортажа о путешествии по Индии: «Утро 23 декабря посвящено было охоте, на которой его императорское высочество убил двух кабанов. Днём туземцы, известные наездники, играли перед ним в поло, на полном скаку перерубали козлов, свешанных с шеста, поднимали на копья деревяшки, а местные фокусники и люди с дрессированными животными показывали своё искусство». Путешествие цесаревича по Японии было несколько омрачено неприятным событием, которое заставило вздрогнуть всю Россию: на цесаревича было совершено покушение. Приведём одно из первых сообщений в полицейской газете: «Петербург. 5 мая. По официальным известиям, полученным из Японии, выясняется, что злоумышленник, посягнувший на жизнь цесаревича, местный уроженец по имени Туда, служащий 8 лет в полиции. При проезде цесаревича со свитой в ручных колясках через Отсу на его высочество бросился стоявший тут полицейский Туда и ударил наследника саблей по голове. Несмотря на удар палкой, нанесённый принцем Георгом Греческим злоумышленнику, последний кинулся вторично на цесаревича, но был отброшен японцем, который вёз коляску наследника. В это время другому вознице удалось выхватить у упавшего злоумышленника саблю и нанести ему ею тяжёлую рану. По последним известиям, рана цесаревича уже зажила». К счастью, рана действительно оказалась не столь глубокой, и цесаревич через несколько дней покинул Японию и вскоре уже был во Владивостоке. Из Владивостока по суше и по рекам он совершил путешествие через всю Россию в Санкт-Петербург, по дороге останавливаясь в крупных городах и встречаясь со своими подданными. Журналисты увлечённо описывали не только эти встречи, но и скрупулёзно докладывали обо всех особенностях тех земель, по которым ступала нога будущего императора Николая II. О том сообщает небольшая выдержка из текста об Оренбургской губернии: «Поверхность Оренбургской губернии очень разнообразна. Средина губернии расположена по системе гор, известных под общим именем Южного Урала». Для читателей-москвичей того времени это тоже было окном в мир, ведь далеко не все из них путешествовали по Индии, Китаю и Японии.

Александр ДАНИЛКИН,

фото автора

К 100-летию газеты "Петровка, 38", Номер 13 (9808) от 12 апреля 2022г.