petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Кубики из денег

99758Зимним днём 1929 года дежурному по МУРу сообщили из районного отдела милиции о том, что четверть часа назад в Бобровом переулке двумя выстрелами в упор убит кассир районо Иван Петрович Фролов. Убийца похитил у него чемодан с деньгами и скрылся.

Работники отдела милиции организовали охрану места происшествия и установили очевидцев убийства.

Получив такое сообщение, на место преступления немедленно выехала группа опытных оперативных сотрудников из бригады по борьбе с убийствами, бандитизмом и другими особо опасными преступлениями — Н. Безруков, Г. Иванов, И. Кириллович, А. Базаров, Я. Саксаганский.

Осмотр места происшествия ничего существенного не дал. Однако опрос очевидцев помог муровцам восстановить картину преступления. Один из свидетелей рассказал, что за несколько минут до выстрелов он проходил по Боброву переулку и видел двух мужчин, о чём-то оживлённо разговаривавших между собой. Один плотный, лет сорока, в форменной фуражке железнодорожника либо связиста, со светло-коричневым портфелем в руках. Другой — в сером пальто и меховой шапке фасона «гоголь», гораздо выше собеседника. На лица беседовавших свидетель внимания не обратил. Однако вспомнил, что мужчина в сером пальто показал рукой тому, что был в фуражке, на стоящие невдалеке от них пустые сани с кучером на козлах.

Выстрелы свидетель услышал, уже свернув к Кировским воротам. Поэтому не видел, кто стрелял и в кого стреляли.

Был установлен и непосредственный очевидец убийства, на глазах которого разыгралась преступная драма. Он хорошо видел, как на противоположной стороне переулка человек средних лет плотного телосложения, в тёмно-синей фуражке остановил шедшего ему навстречу низкорослого мужчину с небольшим чемоданом в руках. Всё дальнейшее произошло мгновенно. Один за другим раздались два выстрела. Мужчина с чемоданом упал на тротуар. Стрелявший подхватил чемодан и бросился к стоявшему вблизи извозчику. С разбегу прыгнул в сани, и кучер тут же пустил лошадь галопом. На повороте в Улановский переулок сани занесло и из них вывалился портфель. Свидетель, бросившийся вдогонку за преступником, подобрал его. Однако лихач с седоком в санях скрылись.

Показания других свидетелей подтверждали этот рассказ.

Оперативные работники переключили своё внимание на жертву. Они без труда установили, что И. Фролов поступил на должность кассира районо два года назад, сменив здесь недавно осуждённого за растрату некого Совостьянова. По существовавшим в отделе народного образования правилам Фролов раз в месяц получал заработную плату для учителей и разносил её по всем школам района. Так было и на этот раз. Получив деньги, кассир направился по знакомому маршруту. Но преступник встретил его на пути к первой школе. Все 28 тысяч оказались в его руках.

Кроме того, муровцы выяснили, что Фролов был женат на разведённой женщине. С первым своим мужем — Демидовым — она разошлась из-за того, что он стал пить запоем и совсем опустился. И сейчас он нередко навещал её, вымогая деньги на выпивку. В пьяном виде Демидов угрожал, что прикончит бывшую жену и её нового мужа.

Поинтересовались судьбой предшественника Фролова — ранее осуждённого Совостьянова. Выяснилось, что он две недели назад освобождён из колонии и выехал в Москву к прежнему месту жительства. Учитывая, что Совостьянов был хорошо осведомлён о порядке получения денег из банка и выплаты зарплаты учителям, следовало срочно проверить, где он находился в момент преступления.

Заинтересовал оперативных работников и светло-коричневый портфель, выпавший из саней во время бегства преступника с места преступления. Собственно, не сам пустой портфель, а надпись на внутренней стороне его крышки. Чёрными чернилами там было написано: «Гейзингер». Возникло предположение, что это фамилия владельца портфеля либо владелец портфеля записал чью-то фамилию для памяти или в связи с какими-то обстоятельствами.

К удовлетворению муровцев, лишь одна семья в столице имела такую фамилию. Уточнив адрес Гейзингеров, немедленно выехали к ним, несмотря на позднее время. Оперативных работников встретил глава семейства, весьма симпатичный, обходительный человек. Оказалось, что он работает заведующим бюро жалоб Наркомата путей сообщения.

Осмотрев предъявленный ему портфель, Гейзингер недоумённо пожал плечами и твёрдо заявил, что видит его впервые. Кому он принадлежит — не знает. Как на крышке появилась его фамилия — сказать ничего не может.

Извинившись за поздний визит и договорившись о новой встрече назавтра в НКПС, оперативные работники ни с чем вернулись на Петровку, 38. Закончился напряжённый трудовой день, а они ни на йоту не продвинулись в раскрытии тяжкого преступления. Прежде чем разойтись по домам, подвели итоги проделанного и определили, чем необходимо заняться с утра. Все сошлись на том, что, наряду с выяснением причастности к убийству первого мужа жены Фролова и бывшего кассира районо Совостьянова, основное внимание необходимо уделить работе с сотрудниками бюро жалоб Наркомата путей сообщения.

На следующий день муровцы вновь встретились с Гейзингером. Разговор снова и снова возвращался к портфелю: кто и когда написал его фамилию на крышке. Заведующий бюро жалоб, к сожалению, ничем не мог помочь розыскникам. И они видели, что он искренен.

С каждой из работающих в бюро жалоб девушек поговорили. Но ни одна не могла вспомнить, чтобы кто-либо из посетителей спрашивал фамилию заведующего, а тем более записывал её на крышке портфеля.

К этому времени совершенно точно было установлено, что ни Демидов, ни бывший кассир Совостьянов к преступлению никакого отношения не имели. У того и другого было твёрдое алиби.

И вот работники МУРа снова в бюро жалоб НКПС. Опять тот же самый вопрос к девушкам.

— Уверен, что запись сделана с ваших слов, девчата, — заявляет Безруков. — Но кто и когда писал, вы просто подзабыли. Постарайтесь вспомнить, напрягите память.

И тут одна из девушек с большим сомнением, неуверенно проговорила:

— Кажется, в прошлом году к нам с жалобой приходил директор одного из вагонов-ресторанов — грузин или азербайджанец. Он хотел попасть на приём к заведующему, но того не оказалось на месте. Посетитель, если мне не изменяет память, ещё долго ругался по этому поводу. Я посоветовала ему оставить жалобу, а через день-два позвонить заведующему и узнать о её судьбе. По-моему, он так и поступил. Уходя, он спросил у меня фамилию заведующего бюро и записал её то ли на папке, то ли на портфеле. Правда, это было давно, и я могла что-то напутать.

— А жалоба этого директора сохранилась? — спросил Саксаганский. — Можно на неё взглянуть?

— Конечно. Сейчас найдём.

Достали из шкафа дела за прошлый год и нашли жалобу директора вагона-ресторана Маргеладзе о том, что из-за неисправности букс его вагон был отцеплен и простоял на солнце более двух суток. В результате многие продукты испортились. Директор просил наказать материально осмотрщиков вагонов, выпустивших на линию вагон-ресторан с неисправными буксами, а также начальство одной из южных станций, не сумевшее в течение двух с половиной суток организовать пустяковый ремонт.

Работники МУРа сделали необходимые запросы в учреждения, где раньше работал подозреваемый, получили его характеристику по последнему месту работы. Поговорили с соседями. В результате удалось выяснить, что Маргеладзе до последнего времени носил фуражку, а недавно сменил её на шапку-ушанку.

Один из соседей рассказал, что видел у него в руках светло-коричневый портфель. В бухгалтерии треста вагонов-ресторанов подтвердили, что Маргеладзе приносил к ним отчётные документы в портфеле. Однако предъявленный им светло-коричневый портфель, найденный на месте преступления, ни одна из работниц бухгалтерии с уверенностью не опознала. Характеристики с мест работы далеко не в восторженных тонах рисовали Маргеладзе и как работника, и как человека.

Взвесив все собранные по делу данные, прокурор дал санкцию на обыск в квартире Маргеладзе. Прежде чем выяснить, где он находился в момент убийства кассира Фролова, работникам МУРа хотелось тщательно обследовать его квартиру. И прокурор согласился с доводами оперативников.

При обыске обнаружили в тайнике револьвер «наган» с пятью патронами и несколько пачек денег в банковской упаковке. В других местах нашли ещё деньги в пачках и россыпью — всего 13 тысяч рублей. Хозяина квартиры отправили на Петровку, 38, а на месте оставили засаду на случай, если появятся его соучастники. В квартире остались жена и пятилетний сын хозяина. Шустрый, подвижный мальчик носился по комнатам, приглашая включиться в его игры и незнакомых дяденек. Те были не прочь повозиться с ребёнком. Иванов смастерил бумажного голубя, и они начали соревноваться, кто дальше запустит птичку.

— Вот здорово! — радовался мальчик и смеялся, наблюдая, как неуклюже подбрасывает голубя дядя.

— Ты что, раньше не пускал таких голубей? — спросил Иванов.

— Нет.

— Это почему же? Может, у вас гостей не бывает, тебе не с кем поиграть? Кто у вас был в гостях последний раз?

— Тетя Настя и дядя Шмидт.

Ещё мальчик рассказал, что недавно папа пришёл вместе с дядей Шмидтом и на столе играли в «кубики из денег», а его прогнали в другую комнату. Когда поинтересовались у жены Маргеладзе, кто такой Шмидт, она ответила, что такую фамилию слышит впервые. Возникло предположение, что Шмидт — соучастник преступления, тот самый человек в шапке фасона «гоголь», которого свидетели видели вместе с убийцей. Тем более что у Маргеладзе изъяли меньшую часть из 28 тысяч рублей, похищенных у кассира.

В одной из записных книжек, найденных во время обыска в квартире Маргеладзе, обнаружили фамилию Шмидт и номера его домашнего и служебного телефонов.

Проверка показала, что Шмидт ранее уже был судим, отбывал наказание за уголовные преступления. Всего год назад вернулся из мест лишения свободы. Работает в магазине канцелярских принадлежностей. Причём магазин этот осуществлял оптовое обеспечение канцтоварами школ того же районо, в котором работал и кассир Фролов.

Пока выясняли прошлое и настоящее Шмидта, под давлением неопровержимых улик Маргеладзе признался в убийстве и ограблении кассира отдела народного образования. Однако настойчиво утверждал, что действовал в одиночку и никаких соучастников не привлекал. Отсутствие недостающей суммы в 15 тысяч рублей от похищенных у Фролова он объяснял тем, что, видимо, потерял их, как и портфель.

Задержали Шмидта. При обыске в его квартире обнаружили более 12 тысяч рублей, несколько недавно купленных дорогих вещей и шапку фасона «гоголь». Улики очень веские, дающие основание предъявить ему обвинение в соучастии в преступлении. На первом же допросе, когда Шмидту сказали, что Маргеладзе признался в совершённом убийстве, и зачитали рапорт Г. Иванова о рассказе сына убийцы про «кубики из денег», соучастник признал себя виновным. Он сообщил, что несколько месяцев назад доставлял канцелярские принадлежности из своего магазина в одну из школ. Как раз в это время Фролов выдавал зарплату учителям.

Узнав о порядке получения и раздачи денег кассиром районо, он предложил своему знакомому Маргеладзе ограбить Фролова. Директора вагона-ресторана не надо было долго уговаривать. Он сразу же согласился взять на себя роль главного исполнителя. После похищения чемодана с деньгами Маргеладзе и Шмидт взяли себе по 13 тысяч рублей, а извозчику за «труды» заплатили 2 тысячи.

Вскоре состоялся суд. Маргеладзе и Шмидта приговорили к высшей мере наказания, Зимков был осуждён к пяти годам лишения свободы с конфискацией лошади с упряжью и санями.

Подготовил
Сергей ВОЛОГОДСКИЙ,

использованы материалы книги Вениамина Полубинского

«Знакомьтесь, МУР»,

рисунок Николая РАЧКОВА

Номер 33 (9730) от 8 сентября 2020г., Легенды МУРа