petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ОДИН ИЗ МНОГИХ МИЛЛИОНОВ

pobedaПодполковник милиции Игорь ДОРОХИН, в прошлом начальник тыла Авиационного отряда специального назначения ГУВД по г. Москве, посвятил свой рассказ памяти близких людей, чьи судьбы связаны с Великой Отечественной войной.

К БРАТСКОЙ МОГИЛЕ

Воспоминания моего детства перекликаются с прошедшей войной. Однажды в начале 60-х годов во время отдыха в пионерском лагере под Старой Рузой я впервые увидел искорёженное оружие и пробитые солдатские каски, найденные неподалёку и бережно размещённые в музейной комнате. Запомнилось участие в торжественной церемонии перезахоронения останков солдат в братскую могилу на развилке дороги, ведущей к пионерлагерю. Всё проходило очень торжественно: развевалось знамя, играл оркестр, гремел оружейный салют. В Москве ещё не было Могилы Неизвестного Солдата и Вечного огня, но мы росли с твёрдым убеждением, что никто и ничто не забыто.

99682Со временем стали открываться архивы, и в преддверии очередной годовщины Победы появились сведения о судьбе погибшего на фронте Ивана Канушина — деда моей супруги. В 1941 году он ушёл на войну, семья его оказалась в оккупации и после войны долгое время считала солдата пропавшим без вести. И вот было установлено, что он погиб в 1942 году и похоронен в братской могиле в Смоленской области.

Долго не раздумывая, дочь солдата Раиса Ивановна, её дети, внуки, племянницы, всего девять человек, отправились в путь ранним первомайским утром на двух автомобилях.

Для уточнения дороги пришлось заехать в Смоленск, затем, развернувшись через Вязьму, направиться в Тёмкино. То там, то здесь у дороги мелькали обелиски над воинскими захоронениями. Сердце сжималось от осознания тяжести потерь. Мы знали, что в каждой из братских могил покоятся более 1000 бойцов, перенесённых из бесчисленных могил на полях былых сражений.

Дежурный Тёмкинского военкомата, узнав о цели визита, вынес Книгу Памяти со списком захороненных солдат в братской могиле № 7 у бывшей деревни Дубна. Такой деревни давно нет, как нет и более десяти других, существовавших до войны в ближайшей округе. Разрушенные и сожжённые, они так и не возродились.

Оказалось, что могила находится в недоступном для легковых автомашин месте, что опечалило дочь павшего солдата, поскольку преклонный возраст не позволял ей совершить трёхкилометровый пеший переход. Все единодушно решили подготовиться и посетить место захоронения деда в следующем году. Приготовленные букеты цветов были возложены в самом посёлке Тёмкино на братскую могилу, в которой покоятся 1385 погибших солдат.

30830В другой раз до могилы деда добрались три внучки солдата. Погода стояла сухая, подобие дороги оказалось проезжим почти до самого конца. Было отрадно видеть, что святое место, хотя и зарастает лесом, не заброшено и ухожено. В момент нашего прибытия у обелиска находились двое мужчин, по русскому обычаю поминавшие павших. Мы обменялись с ними несколькими фразами о проведённых поисках. Выяснилось, что они, так же как и мы, лишь недавно узнали о месте захоронения своего погибшего родственника.

Трудно передать словами захлестнувшие нас чувства, да, наверное, это и не надо, поскольку всем, кто слово Родина пишет с большой буквы, понятны величие подвига погибших за неё солдат и глубина трагедии военных лет. Поклонившись, всплакнув и прибравшись на могиле, помянули и мы деда, и всех павших.

Вернувшись домой, мы посетили дочь солдата Раису Ивановну, продемонстрировали фотоснимки.

Поездка к братской могиле произвела на меня сильнейшее эмоциональное впечатление. Размышляя об увиденном, я продолжил искать в сети новую информацию. Ранее неизвестные факты, говорящие о масштабах оборонительных и наступательных операций наших войск, заставили по-новому осмыслить и историю войны, и историю семьи. У каждого павшего за Родину есть своя история, и не должно быть так, чтобы между датами их рождения и гибели был только прочерк.

77436Уходит старшее поколение, которое на себе вынесло тяготы военного лихолетья, а если семьи прошли через оккупацию, лишились всего имущества, то в семейных архивах не найти ни документов, ни фотографий довоенных времён.

В начале поисков сведений о судьбе павшего солдата Ивана Канушина в моём распоряжении была его единственная фотография с довоенного паспорта и ещё — скупые сведения от «похоронки», размещённой в электронном архиве.

СЕМЬЯ КАНУШИНЫХ

Накануне войны большая семья Ивана Канушина проживала на стыке нынешних границ России, Белоруссии и Украины в Суземском районе тогда ещё Орловской области.

Жена Ивана Мария родилась в 1906 году в Крыму. После революции родители перебрались в посёлок Благодатный Суземского района. Здесь построили дом-пятистенок, разбили большой сад, поставили амбар. Дом — единственный в деревне — был покрыт железом, и во время оккупации его сразу заняли немцы, выгнав хозяев. В войну дом уцелел, и семья прожила в нём до 1950 года.

В двадцатые годы Мария вышла замуж за нашего героя — Ивана Петровича Канушина из соседнего села. У Ивана и Марии родились шестеро детей: Сергей (1925), Владимир (1927), Зинаида (1930), Анатолий (1937), две дочки-двойняшки — Маша и Раиса. Чтобы обеспечить семью, Иван выезжал на заработки в Москву, а с началом вой-
ны был призван в Красную Армию. Покидая родной дом, он наказал беременной жене: если родится дочь, назвать её Раисой в память об их маленькой дочери, умершей накануне войны. Что и было сделано.

Дочь Раиса — седьмой ребёнок — родилась уже в оккупации 21 ноября 1941 года и едва не погибла во время артиллерийского обстрела в 1943 году перед самым освобождением посёлка. Ползущую по дороге маленькую девочку укрыли соседи. Так в тот момент вышло, что все бросились спасать корову, единственную кормилицу, благодаря которой только и выжили.

Раиса Ивановна в настоящее время проживает в Мытищах. У неё двое детей и трое внуков. Она осталась единственной из детей Ивана и Марии. Она же — единственная из детей, о рождении которой Иван так и не узнал.

Мария не получила ни одного письма от солдата. В течение двух лет, с 14 октября 1941 по сентябрь 1943 года, Суземский район был под фашистской оккупацией. Но человек всегда живёт надеждой, и, когда после войны Марии в военкомате сообщили о гибели мужа ещё в 1942 году, она не поверила и продолжала надеяться — ведь однажды, ещё во время войны, местная жительница передала ей устную весточку от Ивана, проходившего в колонне войск в нескольких километрах от родного дома. По словам женщины, Иван просил передать Марии, что жив, что сражался в Сталинграде.

После ухода Ивана в армию дома оставались восемь человек — двое взрослых и шестеро детей. Во время оккупации умерли маленькая дочь Ивана Маша и мать Марии Ольга. Старшего из детей — подростка Сергея — немцы угнали на принудительные работы. Домой он так и не вернулся. Трагически сложилась судьба сына Ивана Анатолия. В 1950 году он погиб от взрыва затаившегося с войны боеприпаса.

О войне, о жизни при немцах в семье старались не говорить, но сын Ивана Владимир Иванович, которому в начале войны было 13 лет, вспоминал, как ожесточились люди после зверств оккупантов и их пособников.

Его жена Акулина Акимовна встретила войну в 12 лет и пережила оккупацию в соседней деревне. Всю жизнь она не могла спокойно слышать немецкую речь даже в кинофильмах — за нею, девочкой-подростком, гнался немец, от которого она с трудом убежала.

После освобождения семья продолжала жить в родном посёлке, но в 1950 году, после трагической гибели Анатолия, Мария с семьёй сына Владимира и дочерью Раисой уехала в Комсомольск-на-Амуре. В конце пятидесятых семья перебралась в подмосковные Мытищи. Мария Васильевна Канушина скончалась в 1988 году в возрасте 82 лет.

Владимир с женой вырастили трёх дочерей и умерли в один день в 2000 году.

Зинаида, дочь Ивана Канушина, прожила достойную жизнь, воспитав детей и внуков. Жива и здравствует лишь та самая Раиса, младшая из детей Ивана.

Не ищите на современной карте России ни посёлка Благодатного, где жила большая семья Ивана Канушина, ни деревни Дубны, рядом с которой он похоронен. Эти названия остались только в «похоронке» на Ивана, которая так никому и не была вручена.

ГВАРДИИ КРАСНОАРМЕЕЦ

О гвардии красноармейце Иване Канушине известно, что в день гибели, 14 августа 1942 года, он служил в 21-м Гвардейском стрелковом полку 5-й Гвардейской Краснознамённой стрелковой дивизии.

Можно смело утверждать, что воевал он достойно в той самой дивизии, которой за особое отличие в боях под Ельней ещё в 1941 году в числе первых присвоили звание «Гвардейская». За оборону Москвы, за стойкость и отвагу в наступлении дивизия была награждена орденом Красного Знамени. В честь дивизии впоследствии был назван город в Калининградской области — Гвардейск. Геройская была дивизия, героями были и все её солдаты — павшие и живые.

В августе 1942 года дивизия входила в состав 33-й армии Западного фронта, участвовавшей в Ржевско-Сычёвской наступательной операции, ставшей одним из этапов страшной Ржевской битвы. Части армии наступали с 13 августа по 7 сентября 1942 года. В ходе операции войска поставленных целей не достигли и понесли большие потери.

Всего за две недели до гибели Ивана Канушина, 28 июля 1942 года, был издан приказ № 227 Народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина, в просторечии названный «Ни шагу назад!».

Упомянутый приказ может быть отнесён к числу факторов, повлёкших большие потери войск, в том числе и в Ржевско-Сычёвской наступательной операции. Имея достаточное количество сил и средств, командиры попросту боялись проявлять любую самостоятельность в тактическом маневрировании подчиненными частями и подразделениями, что впоследствии было названо «слепым выполнением приказов и нежеланием командиров всех уровней брать на себя ответственность». Для строевых командиров и простых солдат не было возможности выбора более выгодных позиций и манёвра.

О чём думали тогда солдаты, бившиеся с врагом, трудно представить, но в победу над захватчиками верили наверняка. Энциклопедия беспристрастно вещает потомкам, что «приказ оказал отрезвляющее воздействие, позволил остановить врага, а через полгода разгромить фашистов у стен Сталинграда». Но мы знаем, что в числе 42  327 красноармейцев и командиров 33-й армии, убитых, раненых и пропавших без вести в Ржевско-Сычёвской наступательной операции, был гвардии красноармеец Иван Канушин — один из 1074 бойцов, захороненных в братской могиле № 7 рядом с местом, где когда-то была деревня Дубна. Таких братских могил в округе более двенадцати.

НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ

Во время Великой Отечественной войны особая тяжесть легла на миллионы простых советских граждан, живших на наших землях, занятых фашистами.

Мария с шестью детьми и своей матерью в период оккупации оказалась на территории так называемого «Локотского самоуправления», образованного предателями своего народа с разрешения оккупантов.

С позволения немцев в «округе» были созданы собственные «вооружённые силы», которые привлекались к антипартизанской борьбе, к охране железных дорог и конвоированию эшелонов с вывозимым продовольствием, к репрессиям против лиц, саботировавших мероприятия «локотских властей».

Наиболее трудоспособная часть населения отправлялась на работу в Германию. Вернуться же оттуда удалось далеко не всем. Так случилось и с сыном солдата Сергеем.

Всего война забрала у семьи Канушиных пять человек из девяти!

Враг был сильный и жестокий, и только ценой огромных жертв страна одержала Победу, изгнала оккупантов, разобралась с предателями. И как бы далеко от нас ни уходило то время, в каждой семье помнят, что это была всенародная, Отечественная война, и не забывают, чем оплачена Победа.

фото из архива автора

К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, Номер 14 (9711) от 21 апреля  2020г., История Победы