Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Старинные нравы царского двора

47346Китай-город, как ближайший к жилищу царя, исстари был самым аристократическим местом в Москве. Здесь стояли дома сановников, бояр, дворян и именитых людей. Каждый из них имел особое позволение на постройку близ царского двора. Так было заведено до основания Санкт-Петербурга.

По тогдашним правилам московские дворяне — люди служилые — должны были постоянно жить в столице и не могли отлучаться из Москвы без царского отпуска под страхом наказания. Попросту говоря, каждый сверчок знал свой шесток.

 

Чтобы облегчить им службу, царь приказал в 1653 году стольников, стряпчих, московских дворян расписать в четыре перемены и указал им быть в Москве, сменяясь по три месяца.

Московские дворяне различались по чинам и должностям. При родовом составе дворянского сословия лица одного рода состояли в одних и тех же чинах. Например, первый чин боярина при Алексее Михайловиче получали лишь немногие представители знатнейших фамилий, члены этих фамилий поступали в бояре, минуя чин окольничего.

Даже любимцев своих царь с большим трудом возводил в боярство. Второй чин, окольничий, служил для родов менее знатных. Окольничии были придворными, распоряжались на придворных церемониях. Третий чин — думные дворяне. Они назначались из добрых и высоких родов, которые «ещё в честь не пришли, за какой-либо причиною и недостижением». Последующие чины — думные дьяки, спальники, стольники, стряпчие, московские дворяне, дьяки и затем жильцы. Жильцы — это один из разрядов служилых землевладельцев в Московском государстве XVI—XVII веков. Принадлежали они к служилым людям и занимали среди них четвёртое место вслед за стольниками, стряпчими и московскими дворянами.

Последний чин был наиболее многочисленный, до 2000 человек. Среди них можно выделить детей дворянских, дьячих и подьяческих, они находились при царском дворе для всяких посылок. Из них выслуживались в стряпчие, стольники и думные люди. Они назначались начальниками к коннице, пехоте, к рейтарам (вид тяжёлой кавалерии) и солдатам. Подьячий Посольского приказа писатель Григорий Котошихин (1630—1667) говорил: «Что всех боярских, и окольничих, и думных людей детям первая служба бывает при царском дворе такова же, только по породе своей одни с другими не ровны».

При царском дворе были царевичи касимовские и сибирские, крещённые в христианскую веру. Честью они были выше бояр, но в думе не сидели. Служба их состояла в том, что они в праздники вели царя в церковь под руки. И каждый день они были у царя на поклонении. От царя они ежемесячно получали деньги на прокорм. Дети и внуки этих царевичей также назывались царевичами.

По взятии в плен семейства сибирского хана Кучума всё его семейство содержалось в Посольском подворье в Китай-городе, а сам хан Кучум бежал в Ногайскую орду.

Пожалованным в дворяне не давались ни грамоты на дворянство, ни гербы. Давались только грамоты на поместья и вотчины. Все чины обязаны были ежедневно съезжаться к царскому дворцу. Бояре, окольничьи, думные и ближние люди приезжали каждый день рано утром к царю бить челом. Государь с ними разговаривал, слушал дела. Перед царём непременно стояли, а притомившись, выходили посидеть во двор. Приезжали они к царю и после обеда, к вечерне, собирались в передней палате и ждали царского выхода из покоя.

Ближние к царю бояре входили прямо в его палату. Стольники, стряпчие, московские дворяне, полковники, головы не входили в палату, оставались на крыльце. Другие же чины не имели права доходить и до этого места, оставались на площади, ожидая приказаний. Так ежедневно перед дворцом толпились чиновники, и в этой толчее, с виду бессмысленной, на самом деле соблюдался строгий порядок.

К дворцу старики ехали в каретах, зимой в санях, молодые — верхом. Не доезжая до царского дворца, вдалеке от крыльца выбирались из карет, слезали с лошадей и уже пешком шли к крыльцу. На царский двор не пускали лошадей, также нельзя было ходить по нему с оружием. Не дай-то Бог! А если кто осмеливался или по забывчивости шёл с оружием, того как злоумышленника пытали и казнили.

Как уже было сказано, дома бояр и ближних людей располагались большей частью в Китай-городе. Родичей и всякой челяди при домах бывало по сто и более человек — сколько хозяин мог прокормить по своей чести. О числе людей на боярских дворах можно судить по следующей сводке. В 1653 году в Москве была моровая язва. На боярских дворах у Бориса Морозова, самого богатого землевладельца, умерли 343 человека, у князя Алексея Трубецкого — только 270 человек.

Содержание большой дворни объяснялось тем, что бояре со своими людьми хаживали на войну и по царскому наряду обязаны были высылать значительное количество конных людей навстречу иностранным послам. Да и по своему честолюбию знатный боярин при выезде в город имел при себе человек пятьдесят слуг, шествующих пешком перед его каретой. Жёны бояр даже стыдились показываться на улице без свиты в 20 или 30 слуг. Они даже к обедне в свою приходскую церковь не ходили иначе.

 

Подготовил Эдуард ПОПОВ,
иллюстрация из открытых
источников

Газета зарегистрирована:
Управлением Федеральной службы
по надзору в сфере связи, информационных технологий
и массовых коммуникаций по Центральному федеральному округу
(Управлением Роскомнадзора по ЦФО).
Регистрационное свидетельство
ПИ № ТУ50-01875 от 19 декабря 2013 г.
Тираж 20000

16+

Учредитель:
Главное управление
МВД России по г. Москве

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций. Авторы несут
ответственность за достоверность информации и точность приводимых фактических данных.
Редакция знакомится с письмами читателей, оставляя за собой право не вступать с ними в переписку.
Все материалы, фотографии, рисунки, публикуемые в газете «Петровка, 38», могут быть
Учредитель: воспроизведены в любой форме только с согласия редакции. Распространяется бесплатно.

Яндекс.Метрика