petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ТУЛА: В АВГУСТЕ СОРОК ТРЕТЬЕГО...

 (как московские сыщики помогали коллегам)

120170721114154Нападение на лазаревский магазин было дерзким, наглым. Даже в условиях прифронтовой полосы оно выделялось в ряду других преступлений цинизмом и абсолютной уверенностью нападавших в безнаказанности. Можно было определённо сказать, что бандиты (скорее всего их было трое) совершили налёт не так давно, в предутренний час...

(Окончание. Начало в №26.)
Раскачиваться не пришлось. Едва я устроился в маленьком одноместном номере в гостинице на Советской площади, не успев распаковать чемодан и поужинать, как раздался звонок из управления, рядом с которым загорелся большой жилой дом. Пожаром моментально воспользовались преступники, мародёры. Только к утру удалось сбить пламя, вместе с пожарными гасили пожар буквально все сотрудники, свободные от нарядов и дежурств. Все вещи, похищенные во время пожара, были найдены и возвращены их владельцам.

220170726124738Вторая моя ночь в городе была омрачена крупной кражей в самом большом универмаге. Надо было мгновенно найти и преступников, и государственное имущество. От моих оперативных поручений, распорядительности зависел не только мой личный авторитет, но и всего отдела. Кстати, вот в эти сутки, точнее, часы и минуты, я впервые оценил силу и сплочённость коллектива тульской милиции. Неутомимость в работе старших оперуполномоченных угрозыска Толмачёва и Гимона. Блестящий опыт Фёдора Фёдоровича Соколова. Организаторские способности и аналитический ум моего заместителя Артёма Никитовича Саруханова. Неоценимую помощь начальника отдела БХСС Борисова, начальника оперативного отдела Щурова, начальника отдела наружной службы Шпакова. Да и многих других.

Два крупных преступления за двое суток, два раскрытия и задержания уже пошли в мой послужной список, а я ещё даже не утверждён областным комитетом партии в должности начальника отдела.

Разговор в кабинете первого секретаря Тульского обкома ВКП (б) Николая Ивановича Чмутова было предельно коротким.

120170727111350
Илья Михлин
— Поздравляю с боевым крещением! — коротко и крепко пожав руку, секретарь обкома жестом указал на кресло. — Наслышан, наслышан. Говорят, вам досталось для знакомства? Устали?

— Я к этому привыкший, Николай Иванович.

— Вот это зря, плохая привычка. Мы призваны обеспечивать безопасность и спокойствие — это состояние и должно быть нам привычным. Правопорядок и соцзаконность!

— Задачи я понимаю и готов преступить к их выполнению.

— Да вы уже преступили и для начала неплохо. С вашим личным делом и справкой ЦК партии обком ознакомился, когда давал согласие на ваше назначение, поэтому вопросов об опыте работы не задаю. В случае экстренных необходимостей обращайтесь за помощью — будем использовать всё, вплоть до сил военного гарнизона. Помните, что вопрос обеспечения нормальной жизни и, главное, спокойной работы в помощь фронту трудящимися Тулы и области взят на контроль в ЦК партии. Конкретно — заместителем председателя Комиссии партийного контроля ЦК Матвеем Фёдоровичем Шкирятовым. Ваша задача: любыми усилиями доукомплектовать штаты вверенного вам отдела и его подразделений, уровень преступности надо сбить сейчас же, незамедлительно. Если у вас вопросов нет, то желаю успехов!

Вот теперь, почти месяц спустя я и задаюсь вопросом: есть успех или его нет совсем? Раскрыто с десяток крупных уголовных дел. Среди них наиболее сложное и опасное — налёт банды из пяти матёрых уголовников на автомашину с промтоварами на границе с Тульской и Курской областями. Водитель и продавец были убиты. В поиске банды участвовали работники уголовного розыска Орловской, Московской и Тульской области. На вторые сутки на «толчке» в Щёкино нам удалось задержать двух участников банды во время сбыта награбленного. А затем взяли и остальных бандитов. Вооружены были до зубов и свой транспорт имели. Есть схожесть с нынешней ситуацией, и что особенно выделялось — опять-таки отменная информированность бандитов. Ведь о продвижении автомашины с ценными товарами банда знала с момента её выхода из Москвы. Даже ранее — с момента получения товаров с базы Мосхозторга.

Информация! С неё-то всё и начинается: и подготовка преступления, и поиск преступника. И преуспевает тот, кто в наиболее короткое время получит по возможности больше необходимой информации и, самое главное, сумеет обработать её, извлечь выводы. С выводами у нас пока что не очень. По крайней мере — сегодня.

В нашем деле трудно отчитываться среднеарифметическими показателями — тем более вчерашними. И сегодня уже не в счёт тщательная проверка документов постовыми, не в счёт ведущаяся наладка оперативного учёта. Сегодня свободно разгуливает банда и наверняка готовить очередную преступную акцию.

Какие у меня предложения? Просить помощи у Москвы? А у Москвы своих дел под завязку. МУР тоже каждого третьего отдал фронту. У них там тоже не сладко. Да и не укажешь Москве, они сами себе начальники. А наша ситуация взята под высочайший контроль и за раскачку и неоперативность из нас душу вынут. Это уж как пить дать.

Интересно, что на моём месте делал бы начальник МУРа Рудин? Распекал начальников служб? Скорее всего — да. Усилил бы группу поиска? Наверняка. Но вот что он сделал бы обязательно — заставил бы думать всех. Однако у нас и свой ТУР есть.

В управлении я узнал, что Пётр Васильевич изменил своё решение и отдал приказ о вызове на 16.00 не только моего отдела, но всех, кто так или иначе причастен к розыску банды. Вот те раз!

Пичугин начал совещание не торопясь и говорил так размеренно, будто в сутках было не двадцать четыре, а по крайней мере сорок восемь часов. Напомнил всем присутствующим, что всякое особо опасное преступление рождает сплетни обывателей, сеет панику, вызывает гнев общественности. Звонил директор патронного завода Серафим Николаевич Лялин и просил ускорить поиск преступников. На заводе действительно нервозная обстановка, пишутся жалобы во все инстанции вплоть до Москвы. Многие рабочие ездят на работу из пригорода, где особенно реальна возможность бандитских формирований и налётов. Рабочие требуют решительных, экстренных мер.

Излагая результаты и подвижки в розыске банды, взятые из моих отчётов по предыдущим эпизодам, он тщательно обдумывал и ставил под сомнение каждый вывод, даже подтверждённый казалось бы убедительными аргументами. Сам же обладал редкостным талантом делать правильные выводы из минимума данных. Осмысливая факты, он нередко по какой-нибудь частности приходил к весьма неожиданному умозаключению и, как правило, не ошибался. Поэтому, когда сотрудники отделов изложили все обстоятельства розыска до мелочей, полковник обратился ко мне с предложением ещё раз коротко напомнить мнение сотрудников моего отдела.

— Версия о количественном составе банды подтвердилась. Отпечатки пальцев в последнем и предыдущих эпизодах позволяют сделать вывод, что в банде 6—7 человек. Нападающие неизменно мобильны, они мгновенно уходят с места преступления. Нападают там, где отсутствуют армейские и милицейские формирования. Вероятно снабжены какими-то официальными документами, дающими возможность свободного перемещения по городу и области и требовать подчинения сторожей.

Полковник встал, закрыл папку с информацией по розыску и с усилием прижал её рукой к столу.

— Считаю, что розыск вторые сутки топчется на месте. Но мы ждать не можем. Нам не позволят ждать. Поэтому в течение трёх суток будет подготовлен массированный поиск, с подключением сил военного гарнизона. То есть войсковая операция тотального досмотра всех и вся. На этот счёт сегодня дано распоряжение областного комитета партии и военного коменданта города. Подробные инструкции проведения операции и нашего участия в ней начальники всех отделов управления получат утром. Все свободны кроме Михлина.

Я понимал, что принятое решение уже не изменить и не отменить, но полковник ждал от меня ещё чего-то. И я знал чего именно.

— Я полагаю, Пётр Васильевич, если мой отдел не сумеет выполнить свои функции мгновенно, ещё до подключения армейских подразделений, то вряд ли за нас кто сумеет это сделать. Это наш хлеб, только наш. И нам надо без промедления применить поиск на живца.

— Правильно понимаешь. Я ждал, что сам это предложишь. И не только ждал, уже даны указания о добротном завозе продуктов в три точки, наиболее благоприятных для банды. Завоз планируется на завтрашний вечер и информация об этом прошла обычным путём, как, впрочем, информация о массированном поиске через три дня. Думаю, банда уже в курсе. Не может она пропустить свой счастливый час. Перекрыть все три точки твоего отдела количественно хватит. Но вот об этом знают лишь двое: ты да я, да мы с тобой.

Твои сыщики должны знать свои роли после их дислокации на местах. И чтобы ни единого выстрела! Только живьём! Кто-то, вероятно, только один получил информацию о богатом завозе. А от кого? Вот это важнее всего. На карте, Илья Абрамович, честь твоя и твоего отдела. В семь утра жду тебя и твоих орлов. Старшие трёх групп засады и захвата преступников утром узнают свои маршруты, а инструктаж от них же на местах засады получит каждая группа.

Поздней ночью следующего дня группа из четырёх бандитов нарвалась на засаду. Операция была проведена без потерь. Через несколько часов, после допроса преступников, были арестованы ещё два члена банды и среди них главарь банды Краснов — личный шофёр первого секретаря обкома партии.

Следствием было установлено, что бандит-рецидивист Краснов, находясь на временно оккупированной врагом территории, добыл подлинные бланки, печати советских учреждений и воинских частей, изготовил документы на своё имя и документально подтвердил легенду о своих наградах и комиссовании по поводу ранения. А после прихода советских войск перебрался в Тулу, где устроился водителем в гараж обкома партии и организовал банду, снабдив её подложными документами.

Принимая во внимание особую тяжесть содеянного, а также сообразуясь с законами военного времени, суд приговорил Краснова и остальных членов банды к высшей мере наказания — расстрелу.

Рассказ сыщика Ильи МИХЛИНА записал Эдуард ПОПОВ

К 100-летию московского уголовного розыска, Номер 28 (9580) от 1 августа 2017г.