petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

В АВГУСТЕ СОРОК ТРЕТЬЕГО...

(Окончание. Начало в № 13)

63789

Илья Михлин

Война застала меня в качестве старшего оперуполномоченного МУРа. Руководство и Политотдел Управления милиции Москвы, несмотря на крайнюю нужду в опытных специалистах, сочли возможным создать из работников милиции несколько партизанских и диверсионных отрядов для ведения боевых действий в тылу врага. Добровольцев оказалось столько, что при условии удовлетворения всех заявлений Москва — на военном положении! — осталась бы без милиции.

Набегался я со своим заявлением. Могу без ложной скромности сказать, что, поставив цель, как правило, её добиваюсь. Я добился аудиенции у начальника Политотдела Управления милиции Москвы Ивана Акимовича Кожина. Его удалось убедить, что моё место за линией фронта. В результате я был назначен комиссаром только что сформированного отряда московской милиции особого назначения под командованием Михаила Ивановича Кузнецова, действующего осенью 1941 года в Истринском, Ново-Петровском и Волоколамском районах. Готовили плацдарм для наступления 16-й армии. Боевые действия отряда получили высокую оценку командующего 16-й армией Константина Константиновича Рокоссовского.

68744

Анатолий ЗВЕРЕВ «Сыщик», 1974.
Из коллекции автора публикации.
Публикуется впервые.

После поражения гитлеровцев под Москвой муровцы вернулись к исполнению своих прямых обязанностей. Однако в прифронтовой Москве нам приходилось бороться не только с мародёрами, бандитами и прочей уголовной сволочью, но и с вражескими агентами, которые прекрасно знали, что их ожидает в случае поимки, потому и сопротивлялись с ожесточением смертников. Словом, не сильно преувеличу, если скажу, что мне, как и моим товарищам, пришлось быть там, где пахло палёным.

И вот Тула! То, с чем пришлось столкнуться здесь, я должен был ожидать. С оперативной обстановкой в городе и области я ознакомился ещё в Москве, о предстоящих трудностях меня предупреждал сам Александр Михайлович Овчинников. Однако мой предыдущий опыт работы в качестве начальника отделения МУРа по осуществлению мер борьбы с особо опасными социальными элементами в прифронтовой Москве вселял надежду, даже уверенность, что с адаптацией в Туле у меня проблем не будет. Однако, прибыв к новому месту службу, я слегка растерялся: здесь так припекало! К тому же Тула — город оружейников. И как бы тщательно ни охранялись пути преступников к оружию, лазейки всё же были.

Я прибыл в Тулу в первых числах августа сорок третьего. И хотя день клонился к вечеру, меня тут же принял начальник Управления милиции П.В. Пичугин, представил начальникам служб, личному составу отдела уголовного розыска. Я сразу же уловил внимание людей, понимание моего затруднительного положения, тем более что без знания территории и оперативной обстановки мне предстояло с ходу вступить в бой. Но я сразу же заметил, что мне готовы помогать.

А раскачиваться не приходилось. Едва я устроился в маленьком одноместном номере в гостинице на Советской площади, не успев распаковать чемодан и поужинать, как раздался звонок из управления. Пожар. Горел большой жилой дом. Этим мгновенно воспользовались преступники. Только к утру удалось сбить пламя, вместе с пожарными гасили пожар буквально все сотрудники милиции, свободные от нарядов и дежурств. Все вещи, похищенные во время пожара, были найдены и возвращены владельцам. Вторая моя ночь в городе была омрачена крупной кражей в самом большом универмаге. Нужно было максимально оперативно найти и преступников, и похищенное имущество. От моей распорядительности зависел не только личный авторитет, но и авторитет всего отдела. Именно в эти сутки, точнее, часы и минуты, я впервые оценил силу и сплочённость тульской милиции. Успех обеспечили неутомимые старшие оперуполномоченные Толмачёв и Гимон, блестящий опыт Ф.Ф. Соколова, организаторские способности и аналитический ум моего заместителя А.Н. Саруханова и неоценимая помощь начальника отдела БХСС Борисова, начальника оперативного отдела Щурова, начальника отдела наружной службы Шпакова.

Два серьёзных преступления за двое суток, два раскрытия уже пошли в мой послужной список, а я всё ещё не утверждён областным комитетом партии в должности начальника отдела. Разговор в кабинете первого секретаря Тульского обкома ВКП (б) Николая Ивановича Чмутова был предельно коротким.

— Поздравляю с боевым крещением! — крепко пожав руку, секретарь обкома жестом указал на кресло. — Наслышан, наслышан. Говорят, вам досталось? Устали?

— Я к этому привыкший, Николай Иванович.

— Вот это зря, плохая привычка. Мы обязаны обеспечивать безопасность и спокойствие — такое состояние должно быть для нас привычным. А ещё — соцзаконность!

— Задачи я понимаю и готов приступить к их исполнению.

— Да вы уже приступили и для начала неплохо. С вашим личным делом и справкой ЦК партии обком ознакомился, когда давал согласие на ваше назначение, поэтому лишних вопросов не задаю. В случае экстренной необходимости обращайтесь за помощью — будем использовать всё, вплоть до сил военного гарнизона. Помните, что вопрос обеспечения нормальной жизни и, главное, спокойной работы по оказанию помощи фронту трудящимися Тулы и области взят на контроль ЦК партии. Ваша задача: в кратчайшие сроки доукомплектовать штаты вверенного вам отдела и его подразделений на местах, активизировать борьбу с преступными элементами, что позволит вам снизить вал преступности. Если вопросов нет, то желаю успехов!

И вот теперь, почти месяц спустя, я задаюсь вопросом: есть успех или нет? Раскрыли десяток крупных преступлений, в том числе налёт банды матёрых уголовников на автомашину с промтоварами на границе Тульской и Орловской областей. Водитель и экспедитор были убиты. В поиске банды принимали участие работники уголовного розыска Орловской, Московской и Тульской областей. На вторые сутки на «толкучке» в Щёкино удалось захватить двух участников банды, сбывавших награбленное. А затем взяли и остальных участников налёта. Вооружены были до зубов, имели свой транспорт. Есть схожесть с нынешней ситуацией, но, что особенно выделялось, так это отменная информированность бандитов. Ведь о передвижении автомашины с ценными товарами банда знала с момента её выхода из Москвы. Даже ранее — с момента получения товаров с базы Мосхозторга.

Информация! С неё-то всё и начинается: и подготовка к совершению преступления, и поиск преступников. Преуспевает тот, кто быстрее получит нужную информацию и, самое главное, сумеет обработать, осмыслить и сделать правильные выводы. А с этим пока туго. По крайней мере, сегодня. Отчитаться вчерашними результатами или объёмом проделанной работы не получится, нужен результат по банде в лазаревском магазине, которая, вполне возможно, готовит очередную преступную
акцию.

Что я могу предложить? Просить помощи у МУРа — значит расписаться в собственном бессилии, да у них и своих дел под завязку. К тому же мы сами по себе, они сами по себе. Им несладко, да и нам тяжело, так как стоим на контроле в ЦК. За отсутствие результата из нас всю душу вынут. Это уж как пить дать.

Интересно, что на моём месте сделал бы начальник МУРа Рудин? Распекал бы начальников служб? Скорее всего, да. Усилил бы оперативную группу? Наверняка. Но вот что он сделал бы обязательно — заставил бы всех думать. А у нас что, думать разучились? Там — МУР, здесь — ТУР.

В управлении я узнал, что Пётр Васильевич изменил своё решение и распорядился о вызове к 16.00 не только сотрудников моего отдела, но и всех, кто так или иначе причастен к розыску банды.

Совещание он начал не торопясь, говорил размеренно, будто в сутках не двадцать четыре, а по крайне мере, сорок восемь часов. Начальник напомнил всем присутствующим, что всякое опасное преступление рождает сплетни, сеет панику, вызывает гнев общественности и руководства. В частности, совсем недавно позвонил директор патронного завода Серафим Николаевич Лялин, который просил ускорить поиск преступников. На заводе создалась нервозная обстановка, рабочие пишут жалобы во все инстанции вплоть до Москвы. И они правы, так как многие из них едут на работу из пригорода, где легко оказаться жертвой налётов. Рабочие требуют экстренных мер.

Выслушав мой доклад и доклады начальников других отделов, полковник Пичугин раскритиковал как результаты работы, так и предложения по розыску преступников:

— Считаю, что розыск вторые сутки топчется на месте. Но мы ждать не можем. Нам не позволят ждать. Поэтому есть решение через три дня провести массированный поиск с подключением сил военного гарнизона. Оперативно-войсковая операция с тотальным досмотром всех и вся. На этот счёт дано распоряжение областного комитета партии и военного коменданта города. Подробные инструкции проведения операции и нашего участия начальники всех отделов управления получат завтра утром. Все свободны, кроме Михлина.

Я понимал, что принятое решение уже не изменить и не отменить, полковник ждал от меня ещё чего-то. И я знал чего.

— Я полагаю, Пётр Васильевич, что войсковая операция вряд ли что-то даст. Армия только насторожит преступников, и они «лягут на дно». Найти и обезвредить банду нужно до начала операции. С учётом того, что бандиты каким-то образом узнают о предстоящих завозах продуктов в магазины, предлагаю организовать поиск «на живца».

— Правильно понимаешь. Я ждал, что ты это предложишь. И не только ждал. Уже даны указания о завозе продуктов в три точки, наиболее благоприятные для банды. Завоз планируется на завтрашний вечер, информация уже прошла обычным путём, как, впрочем, и информация о начале массированного поиска через три дня. Думаю, банда уже в курсе. Не может она упустить такой благоприятный случай. У тебя достаточно сил, чтобы перекрыть все три точки. Но об этом знают лишь двое: ты да я да мы с тобой. Твои сыщики должны грамотно организовать засады, и чтобы ни единого выстрела! Вероятно, только один бандит получает информацию о богатом завозе, поэтому всех надо взять живыми. Только так мы выйдем на информатора. Это важнее всего. На карте, Илья Абрамович, честь твоя и твоего отдела. В восемь утра жду тебя и твоих орлов. Старшие групп утром узнают свои маршруты, а инструктаж они проведут уже на местах.

Уловка удалась, мышеловка захлопнулась. На следующие сутки, поздней ночью, группа из четырёх бандитов попала в засаду. Операция была проведена без потерь. Через день были арестованы ещё два участники банды, в том числе её главарь. Им оказался некто Краснов — личный шофёр первого секретаря обкома партии. В ходе следствия было установлено, что неоднократно судимый Краснов, находясь на временно оккупированной врагом территории, добыл подлинные бланки и печати советских учреждений и воинских частей, изготовил себе документы вплоть до государственных наград, ранений и медицинского заключения о комиссовании по состоянию здоровья. После прихода советских войск он поселился в Туле, где устроился водителем в гараж обкома партии. Вправду отменный автомобилист, он вскоре выдвинулся на место главного водителя секретаря обкома. Далее организовал банду, снабдив её членов подложными документами. Был информационным центром банды. Принимая во внимание особую тяжесть содеянного, законы военного времени, суд приговорил Краснова и других членов банды к высшей мере наказания — расстрелу.

Рассказ сыщика Ильи Михлина записал Эдуард ПОПОВ, фото из открытых источников

К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, Номер 14 (9711) от 21 апреля  2020г., Легенды МУРа