petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«МЫ ПРЕДАНЫ ЕДИНСТВЕННОЙ КОМАНДЕ...»

1151606Мир почитателей футбола — это не только всевозможные выезды или просмотры матчей с друзьями в спортивных барах, но и целая культура поведения. Каждый клуб имеет свои традиции, отличные от другого, но стадион объединяет всех: и, в первую очередь, нормальным поведением на спортивной арене. В том, что же происходит на российских стадионах, нам помогли разобраться спортивный комментатор «НТВ-Плюс» Роман Гутцайт и болельщик ФК «Динамо» Денис Никонов.
Роман Гутцайт. Спортивный комментатор.

— Чем, на твой взгляд, отличается болельщик от фаната?

— Фанат ходит на большинство матчей команды. Он знаком не только с жизнью любимого футболиста, но и активно участвует в жизни клуба — ездит с ним на матчи, болеет за игроков на разных стадионах мира. Болельщики же могут спокойно смотреть все матчи, которые показывают по телевизору.

— Из твоего личного опыта общения с футбольными поклонниками опиши фаната и составь портрет современного болельщика в России.

— Это абсолютно разные люди, нет какого-то общего, универсального болельщика. Мне доводилось встречаться абсолютно с разными людьми, называющими себя фанатами. Самое главное, что их не нужно бояться, — это те, кто занимают очень серьёзные посты, а есть и те, кто работают на нижестоящих должностях. Быть болельщиком — это возможность показать себя с другой стороны, вытащить наружу своё внутреннее «я» — человека, который может громко кричать, дудеть, плакать, переживая за любимый клуб, и даже драться.

— У общества есть чёткое представление, что будто бы все футбольные фанаты — это русские националисты, люди ультрарадикальных взглядов. Что ты про это думаешь? И как с этим работать?

— Отчасти так оно и есть. Существуют различные радикальные группировки, и глупо это скрывать. Это люди, которые иначе смотрят на мир. На мой взгляд, бороться с этим бесполезно. Объясню — почему. Как-то Валерий Карпин (советский и российский футболист, заслуженный мастер спорта России) встречался с лидерами болельщиков футбольных клубов. В беседе с ними он высказал своё мнение, что не стоит «ухать» на стадионе, когда гол забивает темнокожий футболист. На что он получил вопрос: «А что мне делать, если я ненавижу негров?». Так что, на мой взгляд, это уже проблема воспитания и восприятия мира данным человеком.

— Что, на твой взгляд, становится причиной беспорядков на российских стадионах?

— Во-первых, беспорядков стало значительно меньше, и меньше в десятки раз. У меня, как у человека, который каждые выходные проводит на стадионе, восприятие конфликта — как редкого явления, и если он возникает, то вызывает, скорее, недоумение. Другими словами, то, от чего мы постепенно уходим, становится теперь неприятным сюрпризом.

Во-вторых, если всё-таки говорить о беспорядках, то их причиной может послужить не слишком правильная рассадка болельщиков. Логично, когда в десятке метров друг от друга сидят принципиально разные болельщики, то конфликт неизбежен. Идти в бой – это абсолютно российская забава. На матче мадридского «Реала» и «Барселоны» фанаты могут сидеть и обзывать друг друга самыми мерзкими словами, но после игры они начнут вместе фотографироваться. У них существует чёткое разделение о поведении на стадионе и вне его стен. Они понимают, что живут в одной стране и должны подчиняться её законам, а если они выйдут за их рамки, то будут наказаны. В России — по-другому, но мы, повторюсь, делаем серьёзные шаги в сторону культуры поведения.

 — Если говорить об отношении фанатов и полиции, что изменилось за последние 20 лет?

— Около 15 лет назад, когда я работал в газете «Советский спорт» и мне было 16 лет, поехал в Раменское вместе с болельщиками «Спартака». Конечно, это была специфическая поездка, но больше всего меня поразило, что на платформе нас уже встречала колонна ОМОНа и контролировала от самого поезда до стадиона. Пока мы шли по этому коридору, даже у меня, маленького парня, внутри формировалась агрессия: ни шагу влево-вправо, нельзя купить воды, ничего нельзя… В принципе, сотрудники правоохранительных органов всё прекрасно понимали и знали, чего стоит ожидать.

Сейчас такого нет. Может быть, иногда и случается в каких-то локальных ситуациях, но больше нет этого духа, таких гонений, как это было у нас, как это было 30 — 40 лет назад в Англии, с которой наши болельщики во многом взяли пример. Также сейчас болельщики редко видят сотрудников полиции, которые находятся в специальных комнатах. На трибунах работают стюарды. И только если ситуация вдруг вышла из-под контроля, прибегают к помощи ОМОНа. Другими словами, пойти на футбол сейчас, в 2015 году, и гораздо раньше, в 1995 году, — это два разных мероприятия.

— Как должен выглядеть в твоём представлении идеальный болельщик?

— Идеальный болельщик, прежде всего, должен интересоваться игрой. Если игрок сделал хороший пас — они, болельщики, аплодируют. Тем самым показывая, что способны оценить уровень мастерства и самоотдачи игрока. Это важная черта — понимание игры и умение следить за тем, что происходит на футбольном поле. Часто на стадион приходят сделать селфи, сфотографироваться с футболистом, но это — не болельщики. Нужно стремиться поддерживать команду в каждой игре. В остальном следует придерживаться правил поведения, но это уже вопрос воспитания.

Денис Никонов. Болельщик.

— Я согласен с Романом, что футбольными болельщиками могут быть абсолютно разные люди. Сегодня ты видишь на стадионе молодую девушку, а завтра — дедушку, который болеет всем сердцем за родную команду на протяжении 50 лет. Поэтому, общаясь с любителями футбола, для меня в первую очередь важно, как человек разбирается непосредственно в самой игре, нежели как он себя называет: болельщик, фанат или футбольный хулиган. Что же касается представления о болельщиках в обществе, то здесь проблема заключается, скорее, в самом обществе. Если у присутствующих на матче плохое воспитание, и они позволяют себе оскорблять людей с другим цветом кожи, то это плачевно. Такая проблема в России, безусловно, существует и, на мой взгляд, бороться с ней сложно, но можно. Было бы желание у футбольных «политиков».

Сейчас на футбольных стадионах стало значительно меньше беспорядков. Из последнего могу вспомнить игру «Динамо» — «Зенит», когда фанаты петербуржцев бросили файер во вратаря московской команды Антона Шунина. На этой игре я был с беременной женой и, честно говоря, было очень неприятно от всего происходящего. Много взрывов, дыма. После таких инцидентов понимаю сотрудников ОМОНа, которые идут на сектор с дубинками. Многие нормальные болельщики после таких моментов тысячу раз подумают, прежде чем прийти на стадион с ребёнком или женой. Опять же — это низкая культура поведения нашего общества, которая выражается на трибунах. В ведущих европейских чемпионатах такого нет. Для меня пример культурного «боления» — это чемпионаты Германии и Англии, где люди очень хорошо разбираются в футболе и чувствуют каждый момент игры, при этом поддерживая свою любимую команду.

А, вообще, в моём представлении настоящий болельщик — тот, кто, прежде всего, всегда со своей командой. Я болею за «Динамо» с 1997 года, тогда я был ребёнком и начал поддерживать команду, занимаясь в спортшколе одноимённого клуба. Через некоторое время я перешёл в другую команду, но «Динамо» осталось в моём сердце навсегда! Несмотря на то что за 18 лет любимая команда всего лишь дважды вышла в финал кубка России и дважды завоевала бронзовые медали чемпионата, переживания за родной клуб всегда стоят на первом месте. Проиграли — бессонница, всю неделю отвратительное настроение и ожидание следующей игры, чтобы реабилитироваться. Выиграли — настоящий праздник! «Динамо» для меня — это жизнь! Вот таким в моём понимании должен быть настоящий болельщик.

Подготовила Екатерина ЕРМОЛАЕВА

Номер 27 (9481) от 28 июля 2015г., Острая тема