petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство:
Баранов Олег Анатольевич -
начальник ГУ МВД России по
г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУ МВД России по г. Москве
для представителей СМИ:
(495) 694-98-98
   
   
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

На «бирже воров»

19412У подполковника милиции Андрея СТРЕЛЬНИКОВА за плечами долгие годы службы в правоохранительных органах. Начинал в милиции, а заканчивал в столичном ОМОНе. О его успехах красноречиво свидетельствуют многочисленные награды, среди которых два ордена Мужества.

Но Андрей Сергеевич известен ещё и как «кладезь» удивительных историй. Некоторые из них удалось записать и представить
на суд читателей.

Итак, байки от Стрельникова.

В Коптево обокрали старушку — похитили ковер размером 3Х4 метра и чёрно-белый телевизор «Рекорд». Сейчас такое «ценное имущество» может вызвать улыбку, а тогда эти предметы действительно были существенным богатством в некоторых жилищах.

Расследовать поручили Алексею Степановичу и мне. После осмотра места происшествия определили основные версии и начали работу. Отрабатывали на причастность к преступлению местные «кадры». Дело в том, что чаще всего такие квартирные кражи совершались «гастролёрами», но по местной наводке.

В общем, началась рутинная работа. Но очень скоро пришлось выйти из размеренного ритма — бабушка оказалась «не сирота», у неё имелись влиятельные знакомые, и дело было взято на контроль — в самом Министерстве внутренних дел СССР.

Что это такое, знают старые милицейские кадры. Ежедневно к 14.00 часам готовилась справка о проделанной работе. Писали её под руководством нашего куратора из Главка.

Надо сказать, что в 1980-е годы прошлого века считалось: квартирная кража — очень серьёзное преступление. О раскрытии таких преступлений мы постоянно отчитывались. Чуть ли не ежемесячно готовили справки, давали пояснения и были готовы получать взыскания.

Примерно через неделю моему наставнику капитану милиции Бородину было объявлено: если кража у бабушки не будет раскрыта в течение недели, то ему следует готовиться к объявлению о служебном несоответствии — это минимум. А максимум — долгожданного звания майора милиции ему не видать как своих ушей.

Нервная обстановка и повышенная нагрузка начали сказываться на сне, мы с ним стали просыпаться ранним утром. Причём не сговариваясь.

В тот день я поднялся с кровати в 5 часов. И сразу звонок наставника, он-то ещё раньше проснулся. Бородин предлагает встретиться через полчаса и потревожить карманников, собирающихся «на развод» на лодочной станции.

Большой Академический пруд на территории Тимирязевской академии некоторое время являлся вотчиной воров. Здесь они устроили своеобразную «биржу», на которой делились информацией и планировали кражи. Алексей Степанович предложил «побеседовать» с этой публикой по принципу «авось кто-то что-то слышал».

Мы встретились на перекрёстке, прошли не более полусотни метров, как Бородин говорит: «Вот того дядю будем брать». Я окинул взглядом предстоящий объект разработки. Дядька лет пятидесяти на вид — вылитый киноактёр Евгений Моргунов в фильме «Кавказская пленница».

Алексей Степанович, хранивший в голове информацию о многих своих «клиентах», быстро объяснил: преступный авторитет с несколько странной кличкой — Мясо. Несмотря на величину, виртуозный вор-карманник.

Подошли ближе. Мясо расплывается в улыбке:

— Какая встреча, дядя Лёша!

«Дядя Лёша» шепчет мне: «Бери его за ремешок», — и начинает психологическую атаку на вора:

— Вот, Андрюха, кто у нас с тобой на территории ворует. А мы-то «наших ребят» обижаем подозрением, честных воров в околоток таскаем! Ай-яй-яй как не стыдно! Пойдём-ка, дорогой друг, в отделение милиции и там потолкуем.

Преступник меняется в лице и с плохо скрываемой злостью (куда только улыбка девалась) говорит, что прописан в городе Горьком. Затем искренне добавляет, что от встреч с «дядей Лёшей» одни неприятности.

И всё-таки «сбавляет» и бурчит, что готов нам помочь.

Бородин, стреляный воробей, заявляет, что не верит в помощь таких злодеев, и снова, ещё настойчивее требует проследовать в отделение милиции.

Мясо, понимая, что мы не отступим, вздохнув, быстро говорит:

— Знаю про кражу на бульваре Матроса Железняка — украли телевизор и ковёр.

Уловив немой вопрос в наших глазах, сразу добавил:

— Берите Прапора.

Прапором в Коптево называли уволенного из Вооружённых сил прапорщика, горького пьяницу, используемого в качестве «шестёрки» у местных жуликов.

Прапор жил недалеко, в квартире, расположенной на первом этаже. Здесь, каюсь, пришлось совершить небольшое «преступление». Мы с Алексеем Степановичем похитили возле продовольственного магазина три деревянных ящика. Я их установил один на другой и забрался наверх. Сквозь окно квартира просматривалась, как ладони. Разыскиваемые ковёр и телевизор стояли скромно в уголочке.

Примерно через час Прапор, кому принесли эти вещи на продажу, писал чистосердечное признание в нашем кабинете, подельники сделали то же самое — на следующий день.

Несведущий человек скажет: возможна случайность. Но я-то опять утверждаю, что в основе раскрытия преступления лежит знание психологии людей и умение применять его процессе раскрытия преступлений.

Стоит дополнить, что звание майора милиции Алексей Степанович Бородин получил своевременно.

Записал Владимир ГАЛАЙКО,

рисунок Николая РАЧКОВА

Литературная страница, Номер 21 (9718) от 16 июня 2020г.